§ 13. Юридическое лицо как субъект права



I. Цель юридического лица. Юридическое отношение предполагает двух субъектов, активного и пассивного, как представителей права и обязанности. Поэтому невозможно отношение, в котором существовала бы одна обязанность без соответствующего права. Немыслимо и такое отношение, в котором право осталось бы без активного субъекта. Но последовательное проведение этого положения могло бы отразиться невыгодно на интересах общества и составляющих его единиц. Возьмем случай, когда наследодатель в завещании определил известный капитал на учреждение богадельни. Если бы субъектами права могли быть только люди, то завещатель должен был бы поручить этот капитал какому-либо физическому лицу, которое бы создало завещанное учреждение и от своего имени вело бы его, вступало бы во все необходимые сделки, а при смерти завещало бы капитал снова другому лицу, которое продолжало бы это дело от своего имени. Но при таких условиях нет особенной гарантии, что завещанный капитал действительно получит данное ему назначение в лице первого или последующих распорядителей, что имущество это, слившись с прочим имуществом того или другого распорядителя, не подвергнется взысканию по частным его долгам. Все эти неудобства могли бы быть устранены, если бы завещанное имущество было приурочено к особому субъекту, от имени которого совершались бы все необходимые сделки. Или возьмем случай акционерного соединения. Множество лиц складывают небольшие взносы в значительный капитал с целью совместного достижения общей экономической цели. Чтобы достигнуть намеченной цели, акционеры должны были бы вручить весь капитал одному или нескольким лицам, которые от своего имени совершали бы все необходимые сделки. Капитал акционеров слился бы с частным имуществом управителей и мог бы подвергнуться взысканию со стороны их частных кредиторов. Кто при такой опасности решился бы сделать взнос?

Выход из затруднения находится в том, чтобы имущество, обособляемое экономически для достижения известной общей цели, обособить также юридически. Имущество, как совокупность юридических отношений, получает своего отдельного субъекта, резко обособленного от тех лиц, которые заинтересованы в нем. Такой субъект права называется юридическим лицом. Созданием такого лица не только спасается стройность юридических построений, но и облегчается достижение насущных жизненных потребностей, настаивающих решительно на обособлении.

За таким субъектом права в настоящее время общепризнан термин "юридическое лицо", принятый германским законодательством и несомненно указывающий, что своим существованием этот субъект обязан праву. В романских законодательствах, под влиянием французской литературы, принят термин "моральное лицо" - persone morale, потому что с этим выражением соединяется представление обо всем, что выходит за пределы физического. Этот термин попал и в Швейцарское гражданское уложение, в его французском тексте. В английском праве распространен термин "искусственное лицо" - artificial person. Наше законодательство прибегает для означения того же понятия к совершенно несоответствующему выражению "сословие лиц" (т.X, ч.1, ст.698, п.10), и оттого термин этот в практике не употребителен. В нашей практике, судебной (кас. реш. 1882, N 151) и административной (Собрание узаконений и распоряжений правительственных 1899, N 30, инструкция о применении Положение о государственном промышленном налоге) общепринято выражение "юридическое лицо". Что наше законодательство считает такое создание лицом в смысле субъекта права, видно из названия главы I, разд.III кн.II, т.X, ч.1: - о лицах, могущих приобретать права на имущества.

II. Природа юридического лица. Вопрос о том, что же представляет собой юридическое лицо, которое становится в юридических отношениях рядом с физическим лицом, давно возбуждает внимание ученых и вызвал на свет ряд теорий.

Теория фикции рассматривает юридические лица как вымышленные создания закона, вызванные потребностью юридической техники. Ее исходный пункт - тот, что право установлено в интересе потребностей людей, и что потому носителем права и обязанностей может быть только человек. Поэтому, чтобы признать субъектом права не человека, необходимо рассматривать это нечто как бы человека. Общества и установления выступают перед правом в качестве вымышленных людей. Этот взгляд на юридическое лицо, выдвинутый еще в средние века папой Иннокентием IV, в наше время поддерживался авторитетом таких романистов, как Савиньи и Виндшейд. Теория фикции до последнего времени была почти единственной принятой во Франции.

Против теории фикции выступили в Германии германисты, сначала Безелер, потом особенно энергично Гирке, и увлекли за собой даже некоторых романистов, как Регельбергера. С их точки зрения юридическое лицо вовсе не воображаемый, а действительный, реально существующий субъект, оно такой же реальный субъект, как и физическое лицо, а не только уподобляемое. Некоторые последователи этой теории, как, например, Лассон, заходят так далеко, что признают за юридическими лицами совершенно такое же реальное существование, как и за физическими. Этот взгляд опирается, чаще всего бессознательно, на социологическое представление об обществе как организме. Индивид и общество равно одарены сознанием и волей, а потому они и юридически должны быть уравнены. Но органическая теория в социологии совершенно потеряла кредит. С другой стороны, рассматриваемая теория смешивает наши представления с реальностями, их вызывающими. Здание, больные, врачи, кровати и т.п. - вполне реальны, но больница, покупающая лекарства и съестные припасы, нанимающая сестер милосердия, повара и др. - это только наше представление.

Если юридическое лицо есть только фикция, а фикция не в состоянии заменить истинное познание, то не лучше ли, оставив фикцию, отбросить и самое юридическое лицо? На этот путь стали Бринц и Беккер. По мнению Бринца, юридические лица - это просто огородные чучела, которые так же мало заслуживают упоминания в правоведении, как чучела в естествознании. Приходится признать, что имущество не всегда принадлежит субъекту, а следовательно могут быть и бессубъектные права. Имущество может принадлежать не только кому-нибудь, но и чему-нибудь, а именно цели, для которой оно предназначается (Zweckvermogen). Очевидно, однако, что в этой теории целевого имущества смешивается вопрос о принадлежности имущества (юридическая сторона) с вопросом о назначении имущества (экономическая сторона). Выделение из имущества лица значительной части для организации промышленного предприятия строится на самостоятельности экономической цели, но не создает еще юридического лица. Теория бессубъектного имущества, переворачивающая совершенно установившееся понятие о субъективном праве, вызывает вопрос, чьи же интересы будет охранять государство против посягательств на имущество, так как с точки зрения одной только цели Иван способен осуществлять ее не хуже Петра. Между тем Беккер идет так далеко, что допускает предоставление прав псу или лошади и не видит оснований, почему бы суд не принял иска от имени дога Тираса или английской кобылы Белоны.

Отрицание юридического лица встречаем и у Иеринга. Замечательно, что исходная точка его близка к точке теории фикции. "Всякое гражданское право имеет своей задачей обеспечить человеку какой-нибудь интерес. Истинный носитель права, дестинатарий, - всегда человек". Имущество юридического лица служит физическим лицам, его составляющим, все равно-настоящим или будущим. Интересы имеются только у них, а не у юридического лица, а потому они, и только они, должны считаться носителями прав. Если у юридического лица нет самостоятельных интересов, то не может быть и прав, потому что право есть юридически защищаемый интерес. Став на точку зрения Иеринга, следовало бы признать, что право принадлежит не больнице, а больным, не ночлежному дому, а его временным посетителям. Но между лицом, имеющим право на имущество, и лицом, пользующимся им, возможно несоответствие, которое не только не допускает смешения их, но еще резче подчеркивает самостоятельность идеи субъекта права. Если к ночлежному дому предъявлен иск, то ответчиком никто не признает его завсегдатаев. В сущности близко к Иерингу подходит французский юрист Пляньоль, который полагает, что весь вопрос должен быть перенесен в другую плоскость. Дело идет не о двух видах лиц, физическом и юридическом, а о двух видах собственности, индивидуальной и коллективной. Выражение "юридическое лицо" скрывает за собой не что иное, как отличие коллективной собственности от индивидуальной. Допустим, что Пляньоль прав; но где же проходит граница между различной коллективной собственностью, находящейся в пределах одного и того же государства? Не придется ли вернуться к субъекту, чтобы отделить имущество города от имущества акционерного товарищества?

Основная ошибка теории фикции заключается в том, что она предположила, будто человек становится субъектом права в силу своей человеческой природы; субъект права, потому что человек, или - человек, а следовательно субъект права. История дала нам, кажется, достаточно доказательств противоположного; раб-человек, однако не субъект. Может быть, даже исторически юридические лица, как субъекты, предшествуют физическим лицам, насколько коллективное обладание предшествует индивидуальному. В действительности всякий субъект есть создание объективного права. Субъекты - это те центры, около которых волей закона объединяются юридические отношения, образуя обособленные комплексы. Здесь мы обнаруживаем основную ошибку теории германистов, которые во что бы то ни стало искали в субъекте реальности, тогда как субъект права есть только юридическое представление, все равно, идет ли речь о юридическом или о физическом лице. Недаром для обозначения субъекта права употребляется римский термин persona, означающий маску.

Юридическое представление о субъекте вызывается потребностями юридической техники, которые, в свою очередь, обусловливаются необходимостью разграничения интересов. С этой точки зрения представляются совершенно неосновательными нападки на пользование, со стороны науки права, фикциями. Конечно, фикция не соответствует действительности и не способна ее объяснить, но это есть научный прием, помогающий осуществить жизненную задачу разграничения интересов. Такие фикции приняты в других науках, и при их помощи достигнуты положительные результаты. Таковы те мысленно представляемые линии (меридианы), которыми пользуется география, таковы те точки, линии и круги, которые лежат в основе математики и которые нигде в действительности не встречаются. Нет основания и правоведению избегать этого вполне научного приема; не следует только обращаться к фикциям там, где в них нет необходимости. Нельзя не признать справедливости замечания Арндса, что смертоносные удары, направляемые против юридических лиц, на самом деле бьют по воздуху, так как они не устраняют реального явления, что существуют права и обязанности, не связанные с каким-либо физическим лицом и приуроченные к воображаемой юридической точке.

На основании всего сказанного мы можем определить юридическое лицо как все то, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны объективного права способным, ввиду определенной цели, быть субъектом права.

III. Виды юридических лиц. В т.X, ч.1, ст.698 наше законодательство примерно перечисляет некоторые виды юридических лиц, но в действительности их несравненно больше, с ними приходится иметь дело на каждом шагу, и указания на них рассеяны по всему Своду законов.

A. Юридические лица могут быть прежде всего разделены на публичные и частные.

1. Публичные юридические лица возникают помимо воли частных лиц. Они создаются или исторически или в законодательном порядке.

a. На первом месте среди юридических лиц публичного характера стоит казна, т.е. само государство с хозяйственной его стороны (т.X, ч.1, ст.406, прим., ст.698, п.3). Это один субъект, несмотря на то, что эта хозяйственная деятельность осуществляется разными органами. Вот почему споры между разными ведомствами разрешаются не в судебном порядке, а в административном (Устав гражданский, ст.1297). Однако иски предъявляются не непосредственно к казне или от имени казны, а к местным управлениям, или от имени различных ведомств, с которыми у частных лиц установилось спорное юридическое отношение (Устав гражданский, ст.1284).

b. От казны отделяются, как самостоятельные субъекты, те ведомства и учреждения, которые, хотя и причисляются к казенному управлению, но обладают обособленным имуществом. Сюда относятся: удельное ведомство (т.X, ч.1, ст.411, т.I, ч.1, изд. 1906, ст.164, Устав гражданский, ст.1298); казенные учебные заведения (т.X, ч.1, ст.698, п.8), как, например, университеты (т.XI, ч.1, изд. 1893, ст.543); епархиальные начальства, монастыри и церкви (т.X, ч.1, ст.698, п.5, т.IX, ст.435, 439, 443).

c. От казны отделяются, как самостоятельные субъекты, органы местного самоуправления: земство, губернское и уездное (т.II, Положение о земских учреждениях ст.4, т.X, ч.1, ст.414, п.4, Устав гражданский, ст.1282, прим.); городское общество (т.II, Городское положение ст.7, т.X, ч.1, ст.417, п.2); дворянское общество (т.X, ч.1, ст.414, п.1, ст.698, п.4); биржевое общество (т.XI, ч.2, Устав торговый, ст.657); мещанское общество (т.IX, ст.579); сельское общество (т.IX, ст.684, т.X, ч.1, ст.414, п.3, ст.698, п.4).

2. Частные юридические лица устанавливаются по воле частных лиц, выраженной в юридической сделке, в договоре, в завещании, в акте дарения (касс. реш. 1895, N 6). Воля частных лиц может быть направлена на цели экономические или же на цели общественные и иметь в виду благотворительность, народное просвещение, народное здравие ит.п. Это могут быть товарищества, музыкальные и сценические кружки, клубы, ученые и художественные общества.

B. С другой точки зрения юридические лица могут быть разделены на соединения лиц и на учреждения. Это то деление, которое положено в основу германского и швейцарского законодательства и которое чуждо французскому и английскому праву, не знающим учреждения как особого вида юридических лиц.

1. Юридическое лицо представляет собой соединение лиц, корпорацию, как говорят англичане, когда оно состоит из некоторого числа людей, соединяющихся для достижения общей цели и самостоятельно управляющих общими делами. Физические лица образуют в соединении особый субъект права, отличный от них: они только члены соединения. Относительно этого вида юридических лиц вполне применимо замечание, что понятие юридического лица играет как бы роль скобок, в которых заключены однородные интересы известного числа лиц для более упрощенного определения отношений этой коллективной личности к другим. Соединения лиц, имеющие частный характер, могут быть, в свою очередь, подразделены на общества и товарищества.

a. Обществом признается соединение нескольких лиц, которые,не имея задачей получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, избрали предметом своей совокупной деятельности определенную цель (т.XIV, по Продолжению Свода законов 1906, Устав о предупреждении и пресечении преступлений, ст.1181, прил. ст.1). Юридическую личность общества приобретают путем регистрации, возложенной на губернское или городское по делам об обществах присутствие (ст.20). С этого момента общество получает право приобретать и отчуждать недвижимости, образовывать капиталы, заключать договоры, вступать в обязательства, а равно искать и отвечать на суде.

b. Товариществом признается соединение нескольких лиц, которые ставят задачей своей совместной деятельности извлечение для себя прибыли от какого-нибудь хозяйственного предприятия. Таковы товарищества полное, на вере (т.X, ч.1, ст.698, п.10), акционерное, биржевое (т.XI, ч.2, Устав торговый, ст.82, прим., по продолжению 1906, прил. ст.10) и трудовые артели (т.X, ч.1, по продолжению 1906 г., ст.219812).

2. Юридическое лицо представляет собой учреждение в тех случаях, когда часть имущества предназначается для достижения известной цели, с полным юридическим обособлением. Создается особый субъект имущества, которому и будут принадлежать средства, назначенные для определенной цели и выделенные для этой цели из имущества различных лиц. Такое выделение может состояться на основании договора нескольких лиц, по дарственному или завещательному акту одного лица. Таким путем учреждаются музеи, больницы, ночлежные дома, школы, столовые. Учреждение служит интересам многих лиц, но эти лица не члены его и не субъекты прав, составляющих имущество учреждения. Термин "учреждение", известный в германском праве под именем Stiftung, во французской литературе под именем fondation "Учреждение (нем., фр.)", известен русскому законодательству в смысле юридического лица, хотя он иногда применяется и к соединению лиц (Городское положение, ст.24).

IV. Возникновение юридических лиц. При рассмотрении вопроса о том, каким образом создается юридическая личность, необходимо различать соединения лиц и учреждения.

A. Соединения лиц могут возникать по одной из следующих трех систем.

1. Система самозарождения приурочивает возникновение юридического лица к моменту соглашения нескольких лиц. Система эта очень проста и чрезвычайно облегчает появление союзов. Но она страдает существенным юридическим недостатком: она оставляет третьих лиц в неизвестности по вопросу, сорганизовалось ли соединение, придало ли оно себе юридическую личность и имеются ли в наличности все необходимые для того условия. Эта система принята новым Швейцарским уложением для ассоциаций, не преследующих хозяйственные цели в форме торгового предприятия (§ 60 и § 61, п.2). Русскому законодательству эта система неизвестна.

2. Система концессионная состоит в том, что возникновение юридического лица обусловливается специальным разрешением органов власти. Эта система крайне стесняет образование соединений. Концессионная система лежит в основе английского права, которое с 1376 года держится принципа: no corporation exists without the King's consent "Ни одна корпорация не существует без согласия короля (англ.).". В действительной жизни этот принцип смягчается. Система концессии в русском законодательстве выражена явно для акционерных товариществ (т.X, ч.1, ст.2153), скрытное действие ее гораздо шире.

3. Система явочная или нормативная ставит возникновение юридического лица в зависимость от заявления об образовавшемся соединении и зарегистрировании его. Эта система, не затрудняющая возникновения соединений, в то же время вносит полную определенность в юридические отношения. Простой справкой в регистре всякий может убедиться в организованности соединения, с которым желал бы иметь дело. Регистрация ведется во Франции при префектуре (Закон 1 июля 1901 года, § 5), в Германии при суде мировом - Amstgericht (Гражданское уложение, § 55). По русскому законодательству явочная система установлена для товариществ полного и на вере (т.XI, ч.2, Устав торговый, ст.59), которые получают "торговое и гражданское знаменование" лишь по внесении выписки из учредительного договора в купеческую или городскую управу. Что касается обществ, то хотя Закон 4 марта 1906 года и провозглашает, что общества могут быть образуемы без испрошения на то разрешения правительственной власти (ст.2), но юридическую личность приобретают только общества зарегистрированные (ст.20). Регистрация ведется при губернском или городском по делам об обществах присутствии. Проект устава, нотариально засвидетельствованный в отношении правоспособности и подлинности подписи участников, представляется губернатору или градоначальнику (ст.22). Присутствие, обязанное рассмотреть проект в течение месяца, разрешает регистрацию или отказывает в ней (ст.23), в чем и обнаруживается концессионный, а не явочный порядок (см. ст.17). Из регистра выдаются, в случае надобности (!), правительственным и частным лицам справки, по их о том заявлениям и просьбам (ст.26).

B. Учреждения могут возникать при наличии некоторых условий.

a. Прежде всего, необходимо отделение материальных средств для осуществления предположенной цели. Эти средства могут образоваться путем немедленных взносов или обособления части наследства. Однако одно создание капитала не есть еще возникновение юридического общества. Например, собираются или назначаются деньги для взноса платы за беднейших студентов.

b. Создание средств предполагает учредительный акт, в котором выражается воля тех, кто предполагает создать юридическое лицо как субъект обособленного имущества. Это может быть договор, дарственный акт, завещание. Возможность завещательных распоряжений, которыми часть имущества оставляется еще не существующему, только предполагаемому лицу, представляет спорный вопрос, рассмотрение которого должно быть отнесено к наследственному праву.

c. Третье условие для возникновения учреждения, - это разрешение государственной власти. Оно дается или в законодательном порядке, например, учреждение университета, или в административном, с разрешения губернатора или министра внутренних дел (т.X, ч.1, ст.981). До правительственного разрешения юридического лица нет, а потому пожертвование, основанное на договоре нескольких лиц или на даре одного лица, может быть еще взято назад.

V. Право и дееспособность юридического лица. Как субъект права, юридическое лицо должно обладать правоспособностью. Здесь открывается ряд спорных вопросов, касающихся объема этой правоспособности.

1. Прежде всего возбуждается вопрос, представляется ли правоспособность юридического лица неограниченной, т.е. может ли физическое лицо вступать во все юридические отношения, как и физическое лицо, насколько тому не противоречат прямые постановления закона и отсутствие физических свойств, - или же эта правоспособность должна быть признана специальной, т.е. юридическое лицо может вступать лишь в те юридические отношения, которые соответствуют цели его возникновения.

В пользу первого воззрения можно выдвинуть то соображение, что если физическое и юридическое лица являются субъектами, созданными силой закона, то нет основания делать различие между ними в правоспособности. Понятие о правоспособности одно, пока не доказано в каждом отдельном случае противное. Принцип неограниченности имеет защитников, особенно во Франции, но также и в Германии. Он признан в новом Швейцарском уложении, которое постановляет, что юридические лица могут приобретать все права и вступать во все обязательства, за исключением тех, которые неразрывно связаны с естественными свойствами человека, как пол, возраст или родство (§ 53).

В пользу второго взгляда можно сказать, что хотя оба субъекта - продукт объективного права, но задачи творчества разные. Живому человеку нужна широкая правоспособность, потому что своей единичной волей он может ставить себе различные цели и переходит от одной к другой. Юридическое же лицо создается волей нескольких лиц, поставивших себе определенную цель. В соединении лиц меньшинство может быть увлечено большинством далеко за предел цели, ввиду которой они предоставили в общее распоряжение свои средства. В учреждении воля учредителя, быть может, уже умершего, была бы нарушена, если бы правоспособность допускала пренебрежение целью, ввиду которой состоялось пожертвование. Большинство ученых в германской науке держится принципа специальности (Гирке, Регельсбергер, Дернбург).

Обращаясь к русскому праву, мы встречаем, при всей незначительности законодательного материала, указания именно на принцип специальности. Так, относительно акционерного товарищества высказано, что "компания, которой правила единожды утверждены правительством, не может простирать действий своих далее предназначенных ей пределов" (т.X, ч.1, ст.2153); в Правилах 4 марта 1906 года указано, что "общество может пользоваться правами, указанными в его уставе" (ст.23). Наша практика стала также на сторону принципа специальности: "Юридическому лицу не могут принадлежать все те права, которые принадлежат лицам физическим, а только такие, которые ему необходимы для достижения его специальной цели существования" (кас. реш. 1880, N 246, 1882 N 42). Если правоспособность юридического лица ограничивается пределами той цели, для которой оно возникло, то всякая юридическая сделка, выходящая за эти пределы, должна быть признана недействительной. Так, например, городская дума вправе и должна не признать расхода, произведенного управой на проводы отъезжающего начальника губернии; недействительно было бы отчисление Варшавским университетом из специальных средств некоторой суммы на памятник в Вильне Муравьеву; коммерческий банк не вправе часть дохода назначать на содержание ночлежного дома.

2. Другой вопрос заключается в том, имеет ли правоспособность юридического лица чисто имущественный характер, ограничивается ли она только имущественными правами и обязательствами? Не может быть, конечно, сомнения, что юридическому лицу чужды те права, которые связаны с физической природой человека, так оно не в состоянии узаконить или усыновить (дочь полка!). Напрасно только Мейер на этом основании отрицал у нас возможность для юридических лиц наследовать, полагая, что наследование по закону основывается на родстве, а родство - понятие, неприменимое к юридическому лицу. Но наследование по закону со стороны юридических лиц признано нашим законодательством, например, выморочные имущества, оставшиеся после потомственных дворян, переходят к тем дворянским обществам, к составу которых умерший принадлежал (т.X, ч.1, ст.1172). Однако, когда говорят, что правоспособность юридического лица не ограничивается имущественной сферой, то имеют в виду ряд прав чисто личного характера. При этом указывают личные права по принятию и исключению членов, право на имя и фирму, на печать, права, связанные с определенным местопребыванием, право быть поверенным, душеприказчиком, защита чести ит.п. Во всем этом списке нет истинно личных гражданских прав, некоторые из них переводятся на имущественную почву (право на фирму), иные неохранимы в гражданском праве, например, право города на герб. В действительности правоспособность юридических лиц всегда имеет исключительно имущественный характер, хотя бы оно преследовало и нематериальные цели, например, ученое общество, музыкальный кружок.

3. Третий вопрос, связанный с правоспособностью юридического лица, заключается в том, ограничивается ли ею представление о юридическом лице, или же за ним следует признать и дееспособность? Так как дееспособность тесно связана с волей, а юридическое лицо само по себе лишено реальной воли, то, по-видимому, за юридическим лицом нельзя признать дееспособность. Однако закон, признавая юридическое лицо субъектом прав, предполагает такую его организацию, при которой юридическое лицо могло бы принимать известные решения, приводимые в исполнение его представителями. Но принять решение, например, в общем собрании членов, значит выразить волю. Правление клуба, заключая договор о найме помещения, выражает в сделке не свою волю, а волю юридического лица. Поручение банка купить известное количество ценных бумаг дается ему, а не заправилам. Ввиду этого необходимо признать за юридическим лицом не только правоспособность, но и дееспособность.

VI. Представители юридического лица. Внутренняя сторона отношений юридического лица определяется или законом,если это публичное лицо, или договором, выраженным в уставе, если это частное соединение лиц, наконец, волей учредителя, выраженной в завещании или в дарственной, если это частное учреждение.

Для сношений на внешней стороне, для того, чтобы третьи лица могли вступать в отношения с юридическими лицами, необходимы представители, которые бы заменили собой ту неопределенную, изменчивую массу лиц, какая встречается в соединении, ту, наоборот, неподвижность, какую представляет учреждение. Через представителей юридическое лицо приобретает права и принимает на себя обязательства. Действия только представителей обязывают юридическое лицо.

Представители выполняют свою задачу или в пределах указаний закона (публичное юридическое лицо) или же в пределах данного им полномочия (частное юридическое лицо), которое, однако, не может выходить из границ цели, для которой существует юридическое лицо. В этих пределах юридическое лицо несет ответственность за действия его органов. Юридическое лицо всегда отвечает за сделки представителей, совершенные ими в качестве таковых, пока они соответствуют закону или полномочию. Юридическое лицо, как фиктивное, не может нести уголовной ответственности, которая падает только на самого виновника. Поэтому уголовное наказание может падать только на представителей, виновных в противозаконном действии. Но возмещение имущественного ущерба, причиненного такими преступными действиями представителей, может быть возложено на юридическое лицо, если только совершенное преступное действие соединено с интересами юридического лица (например, неосторожная эксплуатация железных дорог), а не составляет личного, частного дела представителя (убийство, выдача подложных векселей).

VII. Прекращение юридического лица. Причины прекращения юридического лица или общи всем видам или свойственны только некоторым. Юридическое лицо прекращается: a) за истечением того срока, на который оно было учреждено; b) вследствие достижения той цели, для которой возникло; c) оно может быть прекращено силой закона, например, предположим отмену дворянских или мещанских обществ, или же административной властью, если найдено будет вредным направление его деятельности, например, закрытие клуба, кружка (т.XIV, прод. 1906 Устав о предупреждении и пресечении преступлений, ст.1181, прил. ст.34). К причинам, которые свойственны отдельным юридическим лицам, относятся: a) для личных соединений - исчезновение личного состава, вследствие смерти или выхода; b) уничтожение имущественного состава для частных учреждений, например, истощение клубного фонда; сюда же относятся несостоятельность юридических лиц; c) Для личных соединений имеет силу соглашение членов о прекращении, например, по постановлению собрания акционеров.

С прекращением юридического лица связывается вопрос о судьбе его имущества. Здесь могут быть два решения: или имущество разделяется между наличными членами или же, за неимением законных наследников у юридического лица, оно должно поступить, как выморочное имущество, в казну. Конечно, дело идет только о частных юридических лицах, потому что в отношении публичных первое решение не может иметь применения. Вопрос о судьбе имущества юридического лица на случай прекращения последнего настолько важен, что обыкновенно предусматривается в уставе его. При молчании устава могут быть приняты следующие правила. Раздел имущества наступает в личных соединениях, товариществах, кружках ит.п. Переход в казну имеет место при прекращении учреждений, например, благотворительных или учебных. Впрочем, такое последствие наступает только тогда, если учредитель или его наследники, за невозможностью достижения намеченной цели, не просили в установленном порядке об обращении оставшегося имущества на другое назначение (т.X, ч.1 ст.986). Относительно обществ, возникающих на основании Правил 4 марта 1906 г., установлено, что, за молчанием устава, оставшееся по удовлетворении кредиторов имущество поступает в ведение правительства, для употребления по назначению, наиболее отвечающему цели общества. Если же принадлежащее обществу имущество служило для личных удобств и выгод его членов, и оно, по постановлению общего собрания, не было пожертвовано для какой-либо благотворительной цели, то, по закрытии общества, оставшееся за удовлетворением его долгов имущество распределяется поровну между всеми членами, входящими в состав общества во время его закрытия (т.XIV, по пред. 1906, Устав о предупреждении и пресечении преступлений, ст.1181, прил; ст.29). Здесь отчетливо передано разграничение между учреждением и соединением лиц.



Содержание

Введение

Общая часть

Особенная часть Отдел I. Вещное право

Отдел II. Исключительное право

Отдел III. Обязательственное право

Отдел IV. Семейное право

Отдел V. Наследственное право