Шершеневич учебник русского гражданского права

Введение

§ 1. Понятие о гражданском праве
§ 2. Методы гражданского правоведения
§ 3. Литература и пособия
§ 4. История гражданского законодательства на Западе
§ 5. Источники русского гражданского права
§ 6. Применение норм права
§ 7. Система гражданского права

Общая часть

§ 8. Юридические отношения
§ 9. Физическое лицо как субъект права
§ 10. Акты гражданского состояния
§ 11. Влияние различных обстоятельств на дееспособность
§ 12. Влияние различных обстоятельств на правоспособность
§ 13. Юридическое лицо как субъект права
§ 14. Вещи как объекты права
§ 15. Юридические сделки
§ 16. Представительство
§ 17. Исковая давность

Особенная часть Отдел I. Вещное право

§ 18. Общее понятие о вещных правах
§ 19. Укрепление вещных прав на недвижимости
§ 20. Владение
§ 21. Понятие о праве собственности
§ 22. Ограничения права собственности в силу закона
§ 23. Способы приобретения права собственности
§ 24. Прекращение права собственности
§ 25. Общая собственность
§ 26. Общинная собственность
§ 27. Сервитуты
§ 28. Чиншевое право
§ 29. Залоговое право

Отдел II. Исключительное право

§ 30. Общее понятие об исключительных правах
§ 31. Авторские права
§ 32. Промышленные права
§ 34. Субъекты обязательства

Отдел III. Обязательственное право

§ 33. Понятие об обязательстве
§ 35. Объект обязательства
§ 36. Действие обязательства
§ 37. Изменение лиц в обязательстве
§ 38. Обеспечение обязательств
§ 39. Прекращение обязательства
§ 40. Договор
§ 41. Купля-продажа
§ 42. Запродажа
§ 43. Поставка
§ 44. Мена
§ 45. Заем
§ 46. Дарение
§ 47. Мировая сделка
§ 48. Страхование имущества
§ 49. Страхование лиц
§ 50. Ссуда
§ 51. Имущественный наем
§ 52. Личный наем
§ 53. Подряд
§ 54. Доверенность
§ 55. Поклажа
§ 56. Товарищество
§ 57. Обязательства, основанные на гражданском правонарушении
§ 58. Обязательства, возникающие из незаконного обогащения

Отдел IV. Семейное право

§ 59. Общее понятие о семье и семейных правах
§ 60. Заключение брака
§ 61. Расторжение брака
§ 62. Личные и имущественные отношения супругов
§ 63. Личные и имущественные отношения между родителями и детьми
§ 64. Родственный союз
§ 65. Опека и попечительство

Отдел V. Наследственное право

§ 66. Общее понятие о наследовании
§ 67. Открытие наследства и меры охранения его
§ 68. Наследование по завещанию
§ 69. Наследование по закону
§ 70. Принятие наследства и отречение от него
§ 71. Утверждение в праве наследования
§ 72. Последствия принятия наследства
§ 73. Завещательный отказ
§ 74. Исполнение завещания
§ 65. Опека и попечительство

ГлавнаяКнигиШершеневич Учебник Русского гражданского права

§ 25. Общая собственность

I. Начало исключительности, которое характеризует право собственности, не допускает совместного существования нескольких таких прав на одну и ту же вещь. Однако возможно, что несколько лиц будут совместными субъектами одного и того же права собственности на одну и ту же вещь, так что исключительность будет направлена против всех посторонних лиц. Такое отношение носит название общей собственности (т.X, ч.1, ст.543) и предполагает непременно наличность двух условий: a) одной вещи, как объекта права и b) нескольких субъектов того же права.

Поэтому, с точки зрения первого признака, не подходит под понятие общей собственности тот случай, когда устанавливается совместное пользование соединенными в одно вещами, из которых каждая принадлежит иному субъекту; так, например, молодые супруги обставляют общую квартиру вещами, составлявшими до этого времени обстановку жизни каждого из них в отдельности, или двое извозчиков занимаются своим промыслом, причем одному принадлежат лошади, а другому - экипажи. А между тем наш закон смешивает общую собственность с чересполосным владением (т.X, ч.1, ст.551 и 553), хотя в последнем случае нет единства в объекте, так как при всей чересполосности каждому участку соответствует свой собственник.

С точки зрения второго признака не подходит под понятие общей собственности и тот случай, когда одна вещь принадлежит нескольким лицам, образующим в своей совокупности единство, потому что здесь одному объекту соответствует и один субъект - юридическое лицо. А между тем наш закон смешивает общую собственность с правом акционерной компании на имущество (т.X, ч.1, ст.548), хотя акционерная компания, несомненно, юридическое лицо. Практика наша не поддается такому смешению понятий, и на этом основании Сенат признал, например, что здание синагоги не есть общая собственность, так как синагога составляет одно лицо (кас. реш. 1897, N 89).

II. Общая собственность, явление весьма частое, представляет значительные трудности для уяснения ее юридической природы. Вопрос заключается в том, что составляет объект права каждого из собственников. Каждый из них имеет право не на всю вещь, но на известную долю, а в то же время его право распространяется не на часть вещи, а проникает всюду, - в каждой материальной ее частице он имеет свою долю. Поэтому выражение "право на долю" не может быть понимаемо в смысле материальной доли вещи, так как такую нельзя и указать. Затруднение не устраняется, когда за каждым из общих собственников признается право на идеальную долю в материальной вещи, так как вещь подлежит только материальному делению, а не идеальному. Притом совокупность прав на идеальные доли не определяет еще принадлежности материальной вещи. Едва ли можно считать удачной конструкцию общей собственности в смысле совокупности долей самого права собственности. Право собственности неделимо само по себе, а представление о доле права лишено всякой юридической определенности. В действительности - право одно и принадлежит нераздельно всем субъектам, оно распространяется на всю вещь. Право каждого из собственников в отдельности имеет своим объектом только долю ценности вещи. Наше законодательство различает право всех собственников сообща на материальную вещь и право каждого из них на идеальную долю (Устав гражданский, ст.1188). Однако это не устраняет затруднений, возникающих на практике, вследствие трудности конструкции общей собственности (см., например, кас. реш. 1890, N 44).

III. Право общей собственности возникает: 1) в силу сделки, например, при покупке сообща дома или при дарении двум сестрам одного рояля, 2) вследствие случая, создавшего нераздельное соединение вещей без соотношения главной вещи и принадлежности, 3)на основании наследования. Последний случай представляется наиболее частым. Доля каждого собственника определяется также соглашением, завещанием, законом, устанавливающим наследственную долю доказанной величиной ценности смешанных вещей. В противном случае, если доля каждого собственника не может быть с определенностью установлена, все доли предполагаются равными (кас. реш. 1892, N 123).

IV. Юридические отношения между собственниками обусловливаются особенностью этого вида собственности.

Пользование объектом общей собственности может быть иногда равное для всех, даже при неравенстве долей; так, например, в случае пользования общим садом, общим выгоном, водопоем. Напротив, в большинстве случаев, особенно когда пользование соединяется с экономической эксплуатацией, оно сообразуется с долей каждого. Доходы, получаемые от общей вещи, принадлежат всем соучастникам по соразмерности долей (т.X, ч.1, ст.545). Такому же делению подлежит приращение. Таким образом, как плоды в тесном значении слова, так и доходы, получаемые, например, от аренды, распределяются пропорционально доле каждого.

Сам способ пользования может быть установлен только с общего согласия всех собственников. Впрочем, ничто не мешает соучастникам устранить это правило соглашением, которое установило бы иной порядок, например, по решению большинства или предоставлением управления одному кому-либо, по общему избранию (т.X, ч.1, ст.547). В последнем случае назначенный с общего согласия управитель только общим же согласием и может быть устранен (т.X ч.1 ст.546 и 554). Ввиду трудности достигнуть всегда согласия всех, некоторые иностранные законодательства весьма разумно обязывают меньшинство подчиниться, в деле пользования, решению большинства (Итальянский гражданский кодекс, § 678, Германское гражданское уложение, § 745, Швейцарское гражданское уложение, § 647).

Все поправки и вообще издержки по вещи производятся с общего согласия и распределяются также пропорционально доле каждого (т.X, ч.1, ст.545). Но если бы какой-нибудь из участников отказывался от необходимых издержек, без затраты которых вещь могла бы потерять свою ценность, то подобный отказ способен вызвать ответственность его перед прочими участниками за причиненный им убыток (кас. реш. 1880, N 273). Это не касается издержек только полезных, т.е. способных возвысить ценность вещи, тем менее издержек прихотливых.
V. Владение может совпадать с правом собственности или нет. Во всяком случае владельцами являются все соучастники по отношению к целой вещи, хотя бы она находилась в руках одного из них. Поэтому владение одного из соучастников достаточно, чтобы не допустить приобретения права собственности по давности посторонними лицами. Каждому из соучастников принадлежит защита владения против посторонних лиц.

В практике нашей возбуждается сомнение, возможна ли защита владения одного из соучастников против другого, например, один из совладельцев дома изгоняется из него. Так как каждому соучастнику принадлежит владение и так как оно обнимает не определенную какую-либо часть, а всю вещь, то нет никакого основания лишать его защиты принадлежащего ему права. Наша судебная практика, проявив в этом вопросе значительное колебание, остановилась пока на решении, согласном с тем, которое нами приведено (кас. реш. 1887, N 92).

VI. Распоряжение в общей собственности возможно или со стороны всех в отношении к материальному объекту или же со стороны каждого участника в отношении к принадлежащей ему доле.

a. Распоряжение первого рода возможно только с общего согласия (т.X, ч.1, ст.546, 555). Только при этом условии объект общей собственности может быть продан, подарен, заложен (т.X, ч.1, ст.1632, т.XI, ч.2, Устав кредитный, р.VI, ст.42), отдан в аренду и т.п. Однако посторонние лица, вступающие в сделки с соучастниками, затруднены в возможности узнать, достигнуто ли общее согласие или нет. Поэтому - то нашим Сенатом первоначально было высказано, что предмет общей собственности, проданный несколькими соучастниками без согласия других, не подлежит возвращению от покупщика, добросовестно приобретшего вещь. Но постороннее лицо поступает неосторожно, не заручившись согласием всех, и нельзя из-за его неосмотрительности нарушать интересы соучастника, в сделке не участвовавшего и, может быть, не знавшего даже о ней. Сенат впоследствии изменил свой взгляд и признал подобную сделку недействительной (кас. реш. 1880, N 102).

b. С своей стороны каждый соучастник может самостоятельно распорядиться своей долей, все равно, раздельно или нераздельно общее имущество. Каждый может продать, подарить, завещать или заложить свою долю, но при этом соучастники пользуются правом преимущества. Закон дает им право воспротивиться переходу доли к постороннему лицу, уплатив по оценке стоимость доли. Переход к постороннему лицу может наступить помимо распоряжения соучастника, по праву законного наследования, также по взысканию (Устав гражданский, ст.1188), при конкурсе (Устав торговый, ст.570), но и в этих случаях другим соучастникам дано право предупредить такой переход уплатой ценности доли (contra кас. реш. 1879, N 217).

VII. Прекращение общей собственности наступает: 1) вследствие уничтожения объекта, например, гибель парохода, пожар дома, а если вещь была застрахована, то страховая сумма распределяется между соучастниками пропорционально их долям; 2) так как общая собственность предполагает непременно несколько субъектов, то стечение различных долей в руках одного из соучастников, в силу договора или наследования, превращает общее право собственности в отдельное; 3) наконец, это отношение прекращается вследствие раздела.

Общая собственность чрезвычайно стеснительна для соучастников, и вполне естественно желание каждого из них выйти из такой зависимости. Наше законодательство различает право общей собственности в вещах нераздельных и в вещах, подлежащих разделу, и только относительно последних устанавливает положение, что никто не обязан оставаться соучастником в общем имении, если не изъявил на то согласия (т.X, ч.1, ст.550). Не следует думать, чтобы закон преграждал возможность для соучастника выйти из общения, если вещь принадлежит к составу нераздельных. Если кредиторы соучастника могут требовать выделения его доли из общей собственности (Устав гражданский, ст.1188), то, значит, такое право принадлежит самому должнику (кас. реш. 1871, N 557). Несвоевременное требование выдела может причинить убыток прочим соучастникам, а потому создает ответственность для потребовавшего.

Нет необходимости делать различие между выделом и разделом в общей собственности. Даже при раздельных вещах требование одного из соучастников может повлечь за собой только выдел, а не раздел, если остальные соучастники желают остаться в общении. Различие только то, что вещи раздельные допускают раздел, и выдел в натуре, т.е. того же объекта, тогда как вещи нераздельные допускают раздел и выдел лишь ценности, предполагая прекращение права собственности отчуждением вещи. Впрочем, и это различие не так велико. Так как объектом права каждого соучастника является доля ценности, то при разделе или выделе должно обращать внимание не на количество материальных частиц, например, десятин, а на качество их, т.е. в результате происходит все же раздел или выдел ценности.

Раздел общей собственности происходит или на основании добровольного соглашения, которое должно быть выражено письменно за подписью всех соучастников (т.X, ч.1, ст.552) или же, в случае несогласия, на основании судебного приговора. Ввиду того значения, которое законодатель придает возможности для каждого из участников в общей собственности выйти из этой связи, следует, кажется, признать недействительным договор между всеми собственниками, направленный к совершенному устранению возможности раздела иначе как с общего согласия. Правда, закон говорит, что никто не обязан оставаться соучастником в общем имении, подлежащем разделу, если не изъявил на то согласие (т.X, ч.1, ст.550), но, при буквальном понимании данной статьи, нетрудно прийти к заключению, что общая собственность может быть вечно нераздельной. Между тем закон мог иметь в виду согласие на временную связанность. И действительно, нет основания не признавать силы за соглашением, которым собственники отказывались бы от раздела на определенное время. Во всяком случае вопрос этот следует признать неясно поставленным в русском законодательстве. На Западе некоторые законодательства допускают только соглашения о временной нераздельности, например, на 5 лет (Французский кодекс, § 815), на 10 лет (Швейцарский кодекс, § 650). По германскому праву допустим отказ от права требовать раздела навсегда, но при наличии уважительной причины сила соглашения отпадает (§ 749).