Шершеневич учебник русского гражданского права

Введение

§ 1. Понятие о гражданском праве
§ 2. Методы гражданского правоведения
§ 3. Литература и пособия
§ 4. История гражданского законодательства на Западе
§ 5. Источники русского гражданского права
§ 6. Применение норм права
§ 7. Система гражданского права

Общая часть

§ 8. Юридические отношения
§ 9. Физическое лицо как субъект права
§ 10. Акты гражданского состояния
§ 11. Влияние различных обстоятельств на дееспособность
§ 12. Влияние различных обстоятельств на правоспособность
§ 13. Юридическое лицо как субъект права
§ 14. Вещи как объекты права
§ 15. Юридические сделки
§ 16. Представительство
§ 17. Исковая давность

Особенная часть Отдел I. Вещное право

§ 18. Общее понятие о вещных правах
§ 19. Укрепление вещных прав на недвижимости
§ 20. Владение
§ 21. Понятие о праве собственности
§ 22. Ограничения права собственности в силу закона
§ 23. Способы приобретения права собственности
§ 24. Прекращение права собственности
§ 25. Общая собственность
§ 26. Общинная собственность
§ 27. Сервитуты
§ 28. Чиншевое право
§ 29. Залоговое право

Отдел II. Исключительное право

§ 30. Общее понятие об исключительных правах
§ 31. Авторские права
§ 32. Промышленные права
§ 34. Субъекты обязательства

Отдел III. Обязательственное право

§ 33. Понятие об обязательстве
§ 35. Объект обязательства
§ 36. Действие обязательства
§ 37. Изменение лиц в обязательстве
§ 38. Обеспечение обязательств
§ 39. Прекращение обязательства
§ 40. Договор
§ 41. Купля-продажа
§ 42. Запродажа
§ 43. Поставка
§ 44. Мена
§ 45. Заем
§ 46. Дарение
§ 47. Мировая сделка
§ 48. Страхование имущества
§ 49. Страхование лиц
§ 50. Ссуда
§ 51. Имущественный наем
§ 52. Личный наем
§ 53. Подряд
§ 54. Доверенность
§ 55. Поклажа
§ 56. Товарищество
§ 57. Обязательства, основанные на гражданском правонарушении
§ 58. Обязательства, возникающие из незаконного обогащения

Отдел IV. Семейное право

§ 59. Общее понятие о семье и семейных правах
§ 60. Заключение брака
§ 61. Расторжение брака
§ 62. Личные и имущественные отношения супругов
§ 63. Личные и имущественные отношения между родителями и детьми
§ 64. Родственный союз
§ 65. Опека и попечительство

Отдел V. Наследственное право

§ 66. Общее понятие о наследовании
§ 67. Открытие наследства и меры охранения его
§ 68. Наследование по завещанию
§ 69. Наследование по закону
§ 70. Принятие наследства и отречение от него
§ 71. Утверждение в праве наследования
§ 72. Последствия принятия наследства
§ 73. Завещательный отказ
§ 74. Исполнение завещания
§ 65. Опека и попечительство

ГлавнаяКнигиШершеневич Учебник Русского гражданского права

§ 58. Обязательства, возникающие из незаконного обогащения

К источникам обязательственных отношений, кроме договора и правонарушения, относится неосновательное обогащение. Обогащение одного лица в ущерб другому без достаточного юридического основания создает обязанность возвратить присоединившуюся ценность. Иначе это положение выражается так: никто не должен обогащаться в ущерб другому. Однако в такой форме принцип может повести к ошибочному заключению, будто закон преследует всякую сделку, результатом которой является приобретение одним лицом ценности, превышающей отдаваемый им другому эквивалент. Ежедневно совершается масса меновых актов, имеющих своим содержанием передачу далеко не равных ценностей. Такие сделки не противоречат современному правовому порядку и экономическим взглядам общества. Только при наличии некоторых условий, удостоверяющих несоответствие сделки с правом, возникают право и обязанность возвращения присоединившейся ценности. Рассмотрим признаки наличия обогащения за чужой счет и условий, при которых возникает обязательство возвращения.

1. Предполагается прежде всего обогащение, которое состоит в увеличении ценности имущества, присоединением к нему новой или в сохранении той, которая должна бы выйти из состава имущества. Такой результат получается, с одной стороны, вследствие приобретения права собственности, установления сервитута, права требования, с другой стороны - освобождением от долга, сбережением расходов. Если в момент предъявленного требования о возвращении недолжно полученного вещь погибла случайно, то иск представляется лишенным основания: например, сгорел дом, переданный в форме приданого к несостоявшемуся браку.

2. Необходимо, чтобы обогащение одного лица шло в ущерб другому, чтобы имущество другого лица потерпело уменьшение вследствие выбытия из его состава некоторой ценности или вследствие непоступления той, которая должна была войти в его состав. Но уменьшение имущества не должно непременно соответствовать увеличению его на другой стороне. В самом деле, вещь, полученная от другого, может быть продана значительно ниже действительной ее стоимости: из переданной пары лошадей одна могла пасть. В этих случаях величина обогащения ниже величины ценности, на которую уменьшается имущество другого. Но может быть наоборот. К переданной лошади подбирается под масть другая, и ценность пары возвышается; полученный капитал мог быть обращен на весьма выгодные операции, тогда как прежде он лежал в банке.

3. Главным условием для установления обязательственного отношения является отсутствие юридического основания при переходе ценности от одного лица к другому, т.е. при обогащении одного в ущерб другому. Если одно лицо передает другому ценность или освобождает от передачи ввиду известного основания, которое в действительности отсутствует или отпадает, то переход ценностей при таких условиях противоречил бы воле хозяев того и другого имущества. Таков случай платежа мнимого долга, когда лицо исполняет обязательство в ошибочном предположении его существования или действительности. Здесь имущество одного лица обогащается на передаваемую другим ценность, потому что предполагается наличие основания, которого в действительности нет. Если бы передающее лицо не заблуждалось на этот счет, то оно бы не передало ценности. Сюда относится случай, когда проданная или вымененная вещь судебным порядком отнимается у покупщика, потому что она не принадлежала продавцу, о чем последний сам не знал. Деньги или вещи были даны взамен, в предположении наличия всех условий, необходимых для приобретения собственности. Если бы стороны знали отсутствие права на стороне продавца, то и сделка не имела бы места. К этим случаям, охватываемым в римском праве общим названием condictiones "Соглашений (сделок) (лат.)", присоединяются еще случаи, когда одно лицо действует в пользу другого без всякого поручения, но с затратами, обогащающими последнего (negotiorum gestio "Исполнение обязанностей (лат.)"). В жизни возможны такие случаи ведения чужих дел без поручения. Во время отсутствия домохозяина, сдавшего квартиру внаем, произошел пожар, испортивший настолько помещение, что наниматель решается выехать, если не будут сделаны поправки, а между тем оставленный при доме дворник не имеет на то средств; близкий знакомый домохозяина, чтобы предотвратить убыток, возможный от пустования квартиры, дает необходимые на ремонт деньги. Купец, забыв о наступившем сроке платежа по векселю, выезжает за город, а векселедержатель является к нотариусу для протеста; находящийся случайно в той же конторе приятель векселедателя, чтобы протест не отразился на торговом кредите, платит сам по векселю. В том и другом случае одно лицо обогащается за счет другого, которое, однако, не имело в виду произвести дарение.

Характеризуемое приведенными признаками незаконное обогащение отличается и от договора, и от правонарушения. a) Для договора необходимо соглашение, для наличия незаконного обогащения это представляется излишним, например при затрате на ремонт чужого дома. Если даже оно вытекает из соглашения, то все-таки в основании его лежит существенное заблуждение, например при платеже недолжного. Если обе стороны согласились, то как бы выгодна ни была сделка для одного из контрагентов, она не подойдет под случай незаконного обогащения и не послужит поводом к возвращению полученного. b) Для правонарушения необходим умысел, или неосторожность в причинении другому вреда, между тем как в случае незаконного обогащения нет ни того, ни другого. Обогащение является стечением обстоятельств, обогативших одно лицо помимо его воли в ущерб другому, как, например, в случае ведения чужих дел без поручения. При получении недолжного предполагается также неведение со стороны получающего об отсутствии основания для платежа. Если же он знал, то совершил обман, и его ответственность обсуждается по началам обязательств, возникающих из правонарушения. Между той и другой ответственностью существует различие в объеме возмещения. Виновный в правонарушении обязан вознаградить весь причиненный его виной ущерб, тогда как незаконно обогатившийся может отвечать только в объеме обогащения, хотя бы величина эта не соответствовала размеру причиненного этим обстоятельством ущерба.

Незаконное обогащение создает обязательственное отношение между обогатившимся и лицом, потерпевшим от того вред. Следовательно, последнее лицо может обратиться с правом требования только непосредственно к лицу обогатившемуся, но не ко всякому другому, с иском о возвращении переданной вещи. В подтверждение иска должны быть доказаны: a) факт обогащения ответчика в ущерб истцу и b) отсутствие юридического основания. Объем требования должен сообразоваться не с тем, сколько вреда испытал истец, но с тем, насколько обогатился ответчик. Когда в обладании последнего находился капитал, то при возвращении его должны быть уплачены и узаконенные проценты, если капитал находился в обращении, но не больше, потому что доход, полученный ответчиком свыше обычной нормы, обусловливается не обогащением, а еще личными свойствами его, предприимчивостью, которой истец не мог и не должен пользоваться. Если, с другой стороны, ответчик понес известного рода расходы на сохранение, улучшение вещи, то сумма эта должна быть вычтена из той, которая выражает объем его обогащения.

Обязательство возвратить полученное без юридического основания прямо признано в германском и швейцарском праве (Германский гражданский кодекс, § 812, Швейцарский обязательный закон, § 70). Русское законодательство не предусматривает случая незаконного обогащения как самостоятельного источника обязательств, но нашей судебной практике пришлось неоднократно встречаться с подобными случаями и разрешать их. За неимением твердой почвы в отечественном законодательстве, практика обратилась к римскому праву и его учение о кондикциях в главных чертах перенесла в нашу жизнь. Чтобы прикрепить это учение к русским законам, практика взяла исходным пунктом ст.574, т.X, ч.1, которая постановляет, что "как по общему закону никто не может быть без суда лишен прав, ему принадлежащих, то всякий ущерб в имуществе и причиненные кому-либо вред или убытки с одной стороны налагают обязанность доставлять, а с другой производят право требовать вознаграждение". Хотя статья эта помещена в главе о праве вознаграждения за вред и убытки, но практика дала ей применение в тех случаях, когда ущерб причиняется не виной кого-либо, и вывела из нее положение, что никто не вправе обогащаться за чужой счет (кас. реш. 1893, N 73; 1897, N 27). Однако, когда Сенат стремится вывести принцип необогащения из того положения, что "в гражданском обороте безвозмездный переход ценностей не предполагается" (кас. реш. 1907, N 81), то можно опасаться, что его выводы об обязанности возвращения приурочиваются к обогащению без достаточного экономического, а не юридического основания.

Все указанные выше последствия сами собой вытекают из принятого начала, а потому могут иметь применение в русском быту. Так, Сенатом было признано, что на хозяине имущества, в интересах которого израсходованы чужие деньги, лежит обязанность вознаграждения постороннего лица за его издержки, хотя между ними и не существовало законной сделки; что иск о возмещении приращения в чужом имуществе может быть присужден только в том случае, если истцом доказана польза от приращения для хозяина имущества, и лишь в той мере, в какой эта польза действительно последовала (кас. реш. 1899, N 23; 1891, N 22); что лицо, присужденное к уплате вознаграждения за убытки, причиненные кражей вещей из его торгового помещения, вправе требовать с потерпевшего возврата присужденной ему суммы, ввиду розыска впоследствии похищенных вещей и возвращения их по приговору уголовного суда потерпевшему собственнику (кас. реш. 1907, N 42); что банк, в котором был заложен лес несостоятельного должника, вправе застраховать эту ценность, причем страховая премия должна быть отнесена к первому разряду, так как в этом случае банк сделал без поручения то, что обязано было сделать само конкурсное управление (кас. реш. 1909, N 62). На рассмотрение Сената был поставлен вопрос: обязан ли собственник земли, сданной в аренду, по расторжении арендного договора по вине арендатора, возвратить последнему расходы по обсеменению поля, урожай с которого собственник собрал в свою пользу? Сенат совершенно правильно признал неприменимость к данному случаю ст. 628 т.X, ч.1, предоставляющей добросовестному владельцу право на вознаграждение за произведенные улучшения (кас. реш. 1909, N 6), но Сенат забыл о своем принципе: "В гражданском обороте безвозмездный переход ценностей не предполагается" и не отнес этого случая к неосновательному обогащению.