Шершеневич учебник русского гражданского права

Введение

§ 1. Понятие о гражданском праве
§ 2. Методы гражданского правоведения
§ 3. Литература и пособия
§ 4. История гражданского законодательства на Западе
§ 5. Источники русского гражданского права
§ 6. Применение норм права
§ 7. Система гражданского права

Общая часть

§ 8. Юридические отношения
§ 9. Физическое лицо как субъект права
§ 10. Акты гражданского состояния
§ 11. Влияние различных обстоятельств на дееспособность
§ 12. Влияние различных обстоятельств на правоспособность
§ 13. Юридическое лицо как субъект права
§ 14. Вещи как объекты права
§ 15. Юридические сделки
§ 16. Представительство
§ 17. Исковая давность

Особенная часть Отдел I. Вещное право

§ 18. Общее понятие о вещных правах
§ 19. Укрепление вещных прав на недвижимости
§ 20. Владение
§ 21. Понятие о праве собственности
§ 22. Ограничения права собственности в силу закона
§ 23. Способы приобретения права собственности
§ 24. Прекращение права собственности
§ 25. Общая собственность
§ 26. Общинная собственность
§ 27. Сервитуты
§ 28. Чиншевое право
§ 29. Залоговое право

Отдел II. Исключительное право

§ 30. Общее понятие об исключительных правах
§ 31. Авторские права
§ 32. Промышленные права
§ 34. Субъекты обязательства

Отдел III. Обязательственное право

§ 33. Понятие об обязательстве
§ 35. Объект обязательства
§ 36. Действие обязательства
§ 37. Изменение лиц в обязательстве
§ 38. Обеспечение обязательств
§ 39. Прекращение обязательства
§ 40. Договор
§ 41. Купля-продажа
§ 42. Запродажа
§ 43. Поставка
§ 44. Мена
§ 45. Заем
§ 46. Дарение
§ 47. Мировая сделка
§ 48. Страхование имущества
§ 49. Страхование лиц
§ 50. Ссуда
§ 51. Имущественный наем
§ 52. Личный наем
§ 53. Подряд
§ 54. Доверенность
§ 55. Поклажа
§ 56. Товарищество
§ 57. Обязательства, основанные на гражданском правонарушении
§ 58. Обязательства, возникающие из незаконного обогащения

Отдел IV. Семейное право

§ 59. Общее понятие о семье и семейных правах
§ 60. Заключение брака
§ 61. Расторжение брака
§ 62. Личные и имущественные отношения супругов
§ 63. Личные и имущественные отношения между родителями и детьми
§ 64. Родственный союз
§ 65. Опека и попечительство

Отдел V. Наследственное право

§ 66. Общее понятие о наследовании
§ 67. Открытие наследства и меры охранения его
§ 68. Наследование по завещанию
§ 69. Наследование по закону
§ 70. Принятие наследства и отречение от него
§ 71. Утверждение в праве наследования
§ 72. Последствия принятия наследства
§ 73. Завещательный отказ
§ 74. Исполнение завещания
§ 65. Опека и попечительство

ГлавнаяКнигиШершеневич Учебник Русского гражданского права

§ 71. Утверждение в праве наследования

1. Общее понятие. Для лица, призванного к наследованию, открывается двоякий путь ко вступлению в наследство. Наследник может фактически вступить во владение вещами, входящими в наследство, и выполнять все обязательства, осуществлять все права, составляющие в совокупности наследство. Так, нередко сын землевладельца по смерти последнего продолжает вести заведенное хозяйство. Такое фактическое состояние может быть нарушено позднее иском, предъявляемым к лицу, утвердившемуся самостоятельно в наследстве, со стороны лица, которое считает себя истинным наследником. Однако такое фактическое самоутверждение имеет свои неудобства. Для третьих лиц не всегда убедительно наследственное качество преемника по хозяйству. Должники наследодателя могут воздержаться с исполнением своих обязательств в отношении преемника, потому что у них нет уверенности, что они совершают исполнение в отношении надлежащего кредитора. Различные учреждения, хранящие суммы наследодателя, не могут выдать их фактическому преемнику, не убедившись в том, что он юридический преемник. Тогда сам наследник почувствует потребность легитимировать себя, т.е. доказать, что ему действительно принадлежит право наследования. Такая легитимация может исходить только от органов власти, в частности от суда. Удостоверение со стороны суда за известным лицом прав наследования называется утверждением в правах наследства. Это выражение вдвойне неточно. Дело идет только о легитимации наследника, но не о судебном признании за ним прав на наследство, хотя именно эту мысль способно возбудить выражение "утверждение". Задача суда сводится к удостоверению прав наследования, а не прав на наследство, как это выражено в общепринятом у нас термине. Своим утверждением суд заявляет всем и каждому, что данное лицо - наследник, призванный завещанием или намеченный законом, но суд не ручается, что права этого наследника не будут опровергнуты другим лицом, способным доказать превосходство своих прав. Для третьих лиц существенно только первое.

При современном обороте и сложности отношений в редких случаях наследник может не нуждаться в легитимации. Может быть, утверждение в правах наследования следовало бы возвести в общее правило. Значительно устаревшее французское законодательство различает наследников по закону, которые вступают в наследство без всякого утверждения, путем овладения (la saisine), и наследников вроде супруга, для которых необходимо содействие суда (envoi en possession). Новое германское законодательство открывает всякому наследнику, по закону или по завещанию, возможность получить через суд удостоверение в его наследственном праве (Erbschein). Швейцарское законодательство требует обязательного представления суду всякого завещания, даже если бы оно казалось недействительным; если существует сомнение в наличии всех наследников, то наследники обязаны легитимировать себя в течение года, иначе наследство будет взято в пользу кантона или общины (§ 555, 556).

Русское законодательство не отличается ясностью по этому предмету. Наследник по завещанию вступает в обладание наследством не иначе как по утверждении завещания к исполнению (т.X, ч.1, ст.1060); пока же этого утверждения не последовало, право наследования по завещанию не может быть закономерно ни проявляемо, ни осуществляемо какими бы то ни было фактическими действиями наследника по завещанию (кас. реш. 1905, N 4). Относительно наследников по закону содержится правило, в силу которого явившиеся по вызовам наследники, если они считают необходимым обратиться для определения прав их на наследство к содействию суда, заявляют о том судебным установлениям (Устав гражданский, ст.1408). Следовательно, по смыслу закона, утверждение в праве наследования необязательно для наследников по закону. Однако упущение легитимации может иметь невыгодные последствия для наследников, потому что осуществление права наследования стоит нередко в зависимости от официального признания их. Утверждение в праве наследования необходимо как основание, для ввода во владение недвижимостью (Устав гражданский, ст.1424), для получения сделанного наследодателем вклада в банки (т.XI, ч.2, разр.IV, ст.67, разр.XI, ст.65: реш. Общего собрания 1899, I и гражданского кассационного департамента, N 10); далее, для вступления в обладание наследством со стороны явившегося по вызову наследника, если имущество уже подверглось мерам охранения (т.X, ч.1, ст.1299; кас. реш. 1877, N 310).

Рассмотрим подробнее и в отдельности порядок утверждения в праве наследования для наследников по завещанию и по закону.

II. Утверждение при наследовании по завещанию. По русскому законодательству всякое духовное завещание по смерти завещателя должно быть представлено в окружный суд для утверждения к исполнению (т.X, ч.1, ст.1060). Следовательно, в представлении к утверждению нуждается как домашнее, так и нотариальное завещание. Домашние завещания представляются непременно в подлиннике, нотариальные - в выписке. Хотя Сенат полагает, что завещания крестьян, записанные в книгу сделок и договоров, не должны быть вовсе представляемы к утверждению в окружный суд (кас. реш. 1884, N 64), но такое освобождение от общего порядка в сущности ниоткуда не следует.

По вопросу о том, кто должен представить завещание, закон наш определяет, что завещания представляются для утверждения к исполнению от тех, в руках кого они находятся (т.X, ч.1, ст.1062). Нотариусы и установления, принимающие завещания на хранение, по смерти завещателя вручают их по назначению, сделанному завещателем при вручении завещания на хранение. Завещания, относительного которых завещателем не сделано такого назначения, а равно найденные лицами, производящими опись и опечатание имущества, отсылаются в надлежащий окружный суд, который приступает к утверждению завещания, не ожидая подачи о том прошения (т.X, ч.1, ст.10601 и 10602). Последнее положение представляется несколько противоречащим общему характеру гражданских прав и гражданского процесса. Само собой разумеется, что подобное утверждение ex officio "По обязанности (лат.)" не может заменять принятия и теряет всякую силу в случае уклонения наследника или прямого с его стороны отречения.

Для представления к утверждению завещания установлен особый, краткий срок, а именно: годовой для пребывающих в России и двухгодичный для находящихся за границей, считая со дня кончины завещателя (т.X, ч.1, ст.1063). По истечении этого срока завещания для утверждения к исполнению не принимаются и теряют свою силу (т.X, ч.1, ст.1065). Но если наследник по завещанию может представить неопровержимые доказательства, что срок для утверждения к исполнению пропущен или по неизвестности о существовании завещания или по другой основательной причине, в таком случае ему оставляется право иска до истечения общей давности, считая ее также со дня смерти завещателя (т.X, ч.1, ст.1066). Сюда относится, например, утайка завещания наследником по закону (т.X, ч.1, ст.1033).

Все производство об утверждении завещания к исполнению должно происходить в судебном заседании окружного суда. Отношение суда к внешним и внутренним условиям действительности завещания различно.

Форма завещания обращает на себя внимание суда прежде всего. Завещания нотариальные, если не возбужден вопрос о подлоге, утверждаются без дальнейшего рассмотрения. К домашним завещаниям суд должен отнестись внимательнее ввиду того, что завещания, составленные вопреки установленным в законе формам, не принимаются к утверждению (т.X, ч.1, ст.10664). Домашнее завещание утверждается по учинении в суде допроса свидетелям, без присяги, о том, что оно было предъявлено им самим завещателем, которого каждый из них лично видел и нашел в здравом уме и твердой памяти. Если число свидетелей, подписавших завещание, более, нежели сколько законом требуется, то в случае отсутствия некоторых из них и достаточности наличных, следует допрашивать только последних. Когда число наличных свидетелей менее требуемого законом, то допрашиваются и отсутствующие свидетели через суд по месту их жительства. Смерть одного или даже всех свидетелей не служит препятствием к утверждению завещания, если недействительность его не может быть доказана предъявившим спор (т.X, ч.1, ст.10665 и 1052). Суд не вправе восполнять формальные недостатки какими бы то ни было иными доказательствами. Суд не может принимать в соображение, например, что при составлении завещания было больше свидетелей, чем сколько подписалось, и что все они в состоянии подтвердить подлинность завещания и сознательность завещателя. Но суд может принять доказательство того, что один из двух подписавшихся свидетелей духовный отец завещателя (кас. реш. 1895, N 90), потому что это не доказывание помимо формы, а доказывание соблюдения формы. На представленном завещании делается надпись об утверждении или неутверждении его, а потом определение суда объявляется в сенатских ведомостях (т.X, ч.1, ст.11666 и 11668). Ввиду установленного законом налога с наследства, в размере от 11/2 до 12%, смотря по близости родства к завещателю (Закон 13 апреля 1905 года), суд обязан уведомить казенную палату о производстве по утверждению завещания, а наследникам предлагается внести причитающийся с наследства налог в течение одного месяца со дня объявления им постановления, которым определено количество такового. До взноса налога или обеспечения его уплаты установленным порядком наследникам не выдаются духовные завещания с надписью об утверждении их (т.V, изд.1903, Устав о пошлинах, ст.210, 215, 219).

Иное отношение суда к содержанию завещания. Окружной суд, при утверждении завещания в охранительном порядке, не входит в рассмотрение законности распоряжений завещателя (т.X, ч.1, ст.10663). Опровергать их действительность, вполне или частью, предоставляется лицам заинтересованным. Однако суд, не ожидая споров, признает недействительными завещания лиц, не имеющих права завещать, и завещательные распоряжения в пользу лиц, неспособных к принятию завещанного, если только неспособность тех и других лиц явствует из самого завещания (т.X, ч.1, ст.10662). Здесь прежде всего возбуждается вопрос: устранена ли для суда совершенно возможность входить в рассмотрение законности завещания? Несмотря на слова закона, что суд не входит в рассмотрение распоряжений завещателя, кроме указанных случаев, нельзя отрицать за судом, органом государственной власти, права и даже обязанности отказывать в утверждении завещаний, противных общественному порядку и нравственности: например, если бы завещатель передавал свои капиталы на устройство или улучшение домов терпимости. Но вправе ли суд входить в рассмотрение законности содержания тогда, когда распоряжения нарушают лишь интересы частных лиц? Закон обязывает суд признать недействительными: a) завещания лиц, не имеющих права завещать, и b) завещания лиц, неспособных к принятию завещанного, причем только в том случае, если то и другое явствуют из самого завещания, без особого исследования. Например, из чтения завещания обнаруживается, что завещателю 19 лет или что наследство оставляется монаху. Спорным может показаться вопрос, как должен отнестись суд к завещанию родовой недвижимости, помимо ближайшего родственника, другому лицу, например, когда она завещается не родному сыну, а жене. Конечно, предполагается, что родовое свойство, соотношение наследников явствуют из чтения завещания, так как суд не вправе исследовать свойство завещаемого имущества, а также то, есть ли у завещателя дети или нет. По мнению Анненкова, суд не вправе ex officio, без спора заинтересованных лиц, признать недействительным распоряжение о родовом имуществе, потому здесь нарушен исключительно частный интерес. Но вопрос должен быть перенесен в другую плоскость. Утверждая завещание к исполнению, суд легитимирует наследника, т.е. объявляет данное лицо имеющим право наследования. Вправе ли он легитимировать лицо, заведомо для суда не имеющее права наследования? С другой стороны, закон вменяет суду в обязанность отвергать завещания лиц, не имеющих права завещать, и лиц, неспособных к принятию завещанного. Но родовой характер недвижимости не есть свойство вещи, а связь между лицами. Суд с очевидностью усматривает, что завещатель не имеет права завещать свое родовое имение данному лицу и что назначенный по завещанию наследником, по своему отношению к завещателю, неспособен принять завещанное ему имение. Каким же образом суд, вопреки ст.10662 т.X, ч.1, утвердит завещание к исполнению? (Contra кас. реш. 17 февраля 1910 г.).

Рассмотрение содержания завещания может привести к обнаружению в нем пожертвования на пользу богоугодных заведений и вообще на предметы благотворительности. В таком случае окружной суд препровождает выписку из завещания прокурору для сообщения в надлежащие ведомства (т.X, ч.1, ст.1090 и 1091).

III. Утверждение при наследовании по закону. Как мы уже видели, при открытии наследства без завещания для наследников по закону нет обязанности легитимировать себя. Наследники по закону могут вступить в обладание и пользование оставшимся имуществом сами, без всякого соучастия органов власти. Такой наследник может предъявлять иск об изъятии из чужого владения вещи, принадлежащей к составу наследства (кас. реш. 1875, N 848); может продать наследственную недвижимость, если нотариус не сомневается в его наследственных правах (кас. реш. 1896, N 116); может получить исполнительный лист для исполнения по обязательству, входившему в состав прав наследственных (кас. реш. 1880, N 101), и т.п.

Однако, если наследники по закону "считают необходимым", то могут обратиться к содействию суда для определения их прав на наследство, т.е. для легитимации (Устав гражданский, ст.1408). Обращение делается к суду первой инстанции на основании общих начал о подсудности по роду и цене наследственного имущества. Обращаться могут все наследники или только некоторые, хотя бы один из нескольких, причем на него нельзя возлагать обязанности доказывать суду, что он не единственный наследник и каковы наследственные доли всех других сонаследников. Может случиться, что наследники будут один за другим обращаться к суду с просьбой об утверждении их в праве наследования, и нет ничего невозможного, что между различными частными определениями суда окажутся даже противоречия, разрешимые только в исковом процессе.

Наследники, явившиеся до истечения шестимесячного срока, назначенного вызовом их, могут быть допущены к наследству совместно с наследниками, находящимися налицо, в порядке охранительном (т.X, ч.1, ст.1241). Если же они явятся по истечении этого срока, то допущение их возможно в порядке охранительном при условии согласия на то со стороны остальных, уже утвердившихся наследников (кас. реш. 1876, N 483), а при оспаривании их прав - в порядке исковом.

Утверждение в правах наследования наследника по закону представляет собой только легитимитацию, т.е. признание со стороны суда, что данное лицо, при наличии известных суду обстоятельств, может считаться наследником. Но этим актом нисколько не преграждается возможность появления наследника по завещанию или другого наследника по закону, имеющего больше прав на наследство.

Если наследники явились по вызову в то время, когда наследство было взято в опекунское управление или когда оно подверглось уже охранительным мерам, как опись и опечатание, то они принимают всю движимость по описи (т.X, ч.1, ст.1297), чем наследники обеспечивают себя на случай возможности впоследствии спора, в чем состояло и что могло стоить наследство.

При наследовании по закону суд может заставить наследников уплатить налог с наследства только тогда, если наследники просят об утверждении их в правах наследования. Суд постановляет определение о вводе наследников во владение дошедшим к ним недвижимым имением и о передаче им означенной движимости не прежде, как по взносе всего причитающегося казне налога или по обеспечении его уплаты установленным образом (т.V, изд.1903, Устав о пошлинах, ст.219). Если же наследники вступают в наследство, не обращаясь к содействию суда, то налог взимается казенной палатой на основании сведений о составе наследства, доставленных судебными приставами, которые принимали меры охранения, или же на основании сообщений податных инспекторов, когда охранительные меры не имели места (ст.210, 211).

IV. Оспаривание завещаний. Завещания, не отвечающие внешним и внутренним условиям их действительности, могут быть оспариваемы лицами, в том заинтересованными. Спор против завещания может быть возбужден только со стороны наследников по закону, потому что лишь их права нарушаются завещательными распоряжениями (кас. реш.1878, N 60). Кредиторы законных наследников, как бы ни были заинтересованы в переходе наследства к их должникам, не вправе опровергать завещания.

Опровержение завещания может основываться на формальном его недостатке или на несоответствии завещательных распоряжений правам оспаривающих. Незаконность содержания могла быть присуща завещанию в момент его составления, например в случае предоставления родового имения, помимо ближайшего наследника, дальнейшему, или же может наступить много после его составления, даже после смерти завещателя, даже после утверждения завещания к исполнению, в случае если родится законный сын завещателя и наследник в родовой недвижимости, завещанной, за отсутствием детей, племяннику. Помимо формальных и материальных недостатков завещания, оно может быть оспариваемо и со стороны сознательности составителя завещания - едва ли не самый частый повод к оспариванию.

Обстоятельства, с которыми связывается недействительность завещаний, с течением времени стираются в памяти свидетелей. Это в особенности относится к психическому состоянию завещателя. Переход наследства к наследнику по завещанию влечет за собой слияние отношений, в которых состоял наследодатель, с отношениями, в которых субъектом был наследник, и различие их с течением времени становится затруднительным. По этим, вероятно, соображениям закон устанавливает особую краткую давность для исков, имеющих своею целью опровергнуть силу завещаний. Для предъявления всех вообще споров против завещаний назначается двухлетний срок, который исчисляется со дня публикации об утверждении завещания к исполнению (т.X, ч.1, ст.106612).

Что, собственно, погашается этой сокращенной, специально завещательной давностью? Не может быть сомнения, что эта давность погашает спор о формальных достатках завещания или об отсутствии у завещателя здравого ума и твердой памяти. Но не подлежит также сомнению, что эта давность не в состоянии погасить иска собственника к наследнику, которому завещатель неправильно оставил чужую вещь, как свою. Сенат формулировал действие двухлетней давности в том смысле, что она установлена собственно для предъявления споров против действительности завещания в смысле завещательного акта, а не возражения против толкования законности каких-либо отдельных распоряжений (кас. реш. 1871, N 945). С точки зрения этой формулы Сенат едва ли имел основание признать, что двухгодичным сроком погашаются и споры о родовом происхождении завещанного имущества (кас. реш. 1900, N 73). Завещание родового имения есть распоряжение незаконное; наследник по закону, и не легитимируя себя, в праве вступить во владение родовой недвижимостью и, как мы видели, может ее даже продать. Каким же образом признать, что спор о родовом свойстве вещи, неправильно завещанной, погашается через два года, когда это спор не о завещательном акте, а спор о праве собственности?

Заметим, что для малолетних срок считается со дня достижения ими совершеннолетия (т.X, ч.1, ст.106612).