Шершеневич учебник русского гражданского права

Введение

§ 1. Понятие о гражданском праве
§ 2. Методы гражданского правоведения
§ 3. Литература и пособия
§ 4. История гражданского законодательства на Западе
§ 5. Источники русского гражданского права
§ 6. Применение норм права
§ 7. Система гражданского права

Общая часть

§ 8. Юридические отношения
§ 9. Физическое лицо как субъект права
§ 10. Акты гражданского состояния
§ 11. Влияние различных обстоятельств на дееспособность
§ 12. Влияние различных обстоятельств на правоспособность
§ 13. Юридическое лицо как субъект права
§ 14. Вещи как объекты права
§ 15. Юридические сделки
§ 16. Представительство
§ 17. Исковая давность

Особенная часть Отдел I. Вещное право

§ 18. Общее понятие о вещных правах
§ 19. Укрепление вещных прав на недвижимости
§ 20. Владение
§ 21. Понятие о праве собственности
§ 22. Ограничения права собственности в силу закона
§ 23. Способы приобретения права собственности
§ 24. Прекращение права собственности
§ 25. Общая собственность
§ 26. Общинная собственность
§ 27. Сервитуты
§ 28. Чиншевое право
§ 29. Залоговое право

Отдел II. Исключительное право

§ 30. Общее понятие об исключительных правах
§ 31. Авторские права
§ 32. Промышленные права
§ 34. Субъекты обязательства

Отдел III. Обязательственное право

§ 33. Понятие об обязательстве
§ 35. Объект обязательства
§ 36. Действие обязательства
§ 37. Изменение лиц в обязательстве
§ 38. Обеспечение обязательств
§ 39. Прекращение обязательства
§ 40. Договор
§ 41. Купля-продажа
§ 42. Запродажа
§ 43. Поставка
§ 44. Мена
§ 45. Заем
§ 46. Дарение
§ 47. Мировая сделка
§ 48. Страхование имущества
§ 49. Страхование лиц
§ 50. Ссуда
§ 51. Имущественный наем
§ 52. Личный наем
§ 53. Подряд
§ 54. Доверенность
§ 55. Поклажа
§ 56. Товарищество
§ 57. Обязательства, основанные на гражданском правонарушении
§ 58. Обязательства, возникающие из незаконного обогащения

Отдел IV. Семейное право

§ 59. Общее понятие о семье и семейных правах
§ 60. Заключение брака
§ 61. Расторжение брака
§ 62. Личные и имущественные отношения супругов
§ 63. Личные и имущественные отношения между родителями и детьми
§ 64. Родственный союз
§ 65. Опека и попечительство

Отдел V. Наследственное право

§ 66. Общее понятие о наследовании
§ 67. Открытие наследства и меры охранения его
§ 68. Наследование по завещанию
§ 69. Наследование по закону
§ 70. Принятие наследства и отречение от него
§ 71. Утверждение в праве наследования
§ 72. Последствия принятия наследства
§ 73. Завещательный отказ
§ 74. Исполнение завещания
§ 65. Опека и попечительство

ГлавнаяКнигиШершеневич Учебник Русского гражданского права

§ 65. Опека и попечительство

I. Понятие об опеке и попечительстве. Забота и уход, которые необходимы каждому, не имеющему достаточной зрелости для приобретения материальных средств и сознания общественных отношений, обеспечиваются семьей. Возможны случаи, когда семьи нет, ребенок остается без родителей. Чем эже семейный круг, тем чаще возможность такого беспомощного положения. Государству приходится искусственно создавать попечение, подобное тому, какое дает семья. Оно назначает к сиротам лиц, которые должны заменить им родителей. Опека, по своей цели подражания естественной семье, представляет с обратной стороны то же, что и усыновление: в последнем случае восполняется недостаток в детях, в первом - недостаток в родителях; очевидно, что опека может иметь место там, где остаются дети, не имеющие ни отца, ни матери. Смерть одного из родителей только сосредоточивает все попечение и всю власть в лице оставшегося родителя. Опекунская власть несовместима с родительской, хотя некоторые законодательства, например французское, в том числе и наше, говорят об опеке тогда, когда дети лишаются только одного из родителей.

Для законодателя открывается весьма трудная задача - создать искусственно семью, ближе всего подходящую к естественной семье, обеспечить возможно большую нравственную связь, которая скрепляет семейный союз. Наиболее пригодным материалом для исполнения этой задачи считаются ближайшие родственники, в которых предполагают больше любви к сироте, чем в посторонних лицах. Но элементы эти при современном индивидуализме не всегда обеспечивают необходимую любовь и заботливость. В родственниках может обнаружиться, вместо родственной привязанности, эгоистическое сознание наследственных прав на имущество опекаемого. С этой стороны посторонние лица обещают большее беспристрастие, чем родственники. Таким образом, при организации искусственной семьи законодателю приходится считаться с двумя противоположными направлениями родственных чувств. Трудно определить, как лучше достигается цель опеки, - семейными ли советами, состоящими из родственников отца и матери, обязательным вручением попечения ближайшим родственникам или предоставлением забот совершенно посторонним лицам. Если попечение о личности опекаемого достигается лучше родственниками, знающими и привыкшими к образу жизни расстроенной семьи, то попечение об имуществе его с большим успехом может быть поручено посторонним, потому что нравственные начала играют здесь меньшую роль, чем опытность и знание дела.

Во Франции опека построена на семейном принципе следующим образом. Оставшемуся в живых родителю принадлежит законная опека; однако мать, вступившая в новый брак, устраняется от опеки. За отсутствием опекунов законных и завещательных, опекун назначается семейным советом (conseil de famille), который составляется под председательством мирового судьи из 6 членов, выбираемых поровну из родственников отца и матери. Семейный совет представляет высшую инстанцию, на рассмотрение которой передаются наиболее важные вопросы опеки, например продажа или залог недвижимостей. Опекун назначается из родственников. Вместе с тем назначается еще лицо - опекун-наблюдатель (subroge tuteur), непременно из другой семьи, который имеет своей задачей наблюдать за действиями опекуна, заботиться об интересах малолетнего, когда они сталкиваются с интересами опекуна, например в случае раздела наследства. Принятие на себя опекунской задачи составляет семейную обязанность, от которой никто не может отказываться, за исключением указанных в законе случаев. Опека, следовательно, поставлена во Франции таким образом, что забота о малолетних лежит всецело на родственниках, и притом установлен взаимный контроль со стороны двух семей, которые закон не предполагает слишком тесно связанными, чтобы можно было опасаться соглашения, вредного для интересов малолетнего.

От семейного принципа значительно уклоняется новое Германское гражданское уложение. Правда, и здесь встречается семейный совет (Familiensrath), но он утверждается только по желанию отца, матери или самого опекуна. Притом весь тот надзор за деятельностью опекуна, который во Франции лежит на семейном совете, переносится по Германскому уложению на опекунский суд (Vormundschaftsgericht). Опекунские обязанности падают прежде всего на отца, мать, деда, бабку, а за отсутствием их суд назначает опекунов по своему усмотрению. Закон рекомендует, но не обязывает назначать родственников и свойственников. В законе указывается необходимость назначения и опекуна-наблюдателя (Gegenvormund), если с опекой сопряжено управление имуществом, разве что управление несложно.

Близко к германскому типу подходит организация опеки в Англии. Никакого семейного совета английское право не знает. Опекун (trustee) назначается или в завещании отца, но не матери, или же канцлерским судом (court of Chancellery), который составляет опекунское установление, наблюдающее за деятельностью опекунов. Опекуном может быть назначен как родственник, так и постороннее лицо.

Цель попечения над оставшимися без родителей достигается двояким путем: посредством опеки и попечительства. Опека заключается в полной замене опекаемого опекуном в совершении юридических действий. Опекун является представителем опекаемого, сам совершает от имени последнего сделки. Опекаемый признается вовсе неспособным к юридической деятельности. В таком положении находятся у нас недостигшие 17-летнего возраста. Попечительство состоит в содействии несовершеннолетнему при осуществлении им лично юридической деятельности. Попечитель не заменяет опекаемого, а только восполняет своим опытом его недостаточную зрелость. Попечитель советует и останавливает вредные действия опекаемого. Последний действует сам, но не иначе как с согласия попечителя.

Опека имеет своей целью восполнение недостатка в естественной семье. Организуемая наподобие семьи, она примыкает к семейному праву. Поэтому опека над несовершеннолетними называется у нас опекой в порядке семейственном. Такая опека устанавливается для попечения не только над лицами несовершеннолетними, лишенными зрелости до известного времени, но и над безумными, сумасшедшими, глухонемыми и немыми (т.X, ч.1, ст.212), которые навсегда остаются в положении детей, нуждающихся в постоянном надзоре и попечении. В противоположность этой форме опеки законодатель устанавливает попечение над такими лицами, которые не нуждаются вовсе в родительском попечении, может быть, сами являются в роли родителей. Вмешательство государства объясняется здесь наличием таких обстоятельств, при которых возникает опасность за состояние имущества, остающегося без разумного распорядителя. Таковы случаи безвестного отсутствия (Устав гражданский, ст.1453), расточительности (т.XIV Устав предупреждения преступлений, ст.150), смерти стороны в гражданском процессе (Устав гражданский, ст.752), скрытия обвиняемого в уголовном процессе (Устав уголовный, ст.851). Задача опеки чисто охранительная - предупредить возможность растраты и расхищения имущества. Поэтому такая опека может быть названа опекой в порядке охранительном. В противоположность опеке первого рода, опека в порядке охранительном носит исключительно имущественный характер.

II. История опеки в России. Постановления об опеке встречаются уже в Русской Правде. Они являются выражением отчасти прежнего родового порядка, отчасти заимствованием из византийского права. После смерти отца попечение о детях переходило к матери, которая выполняла свою задачу не в силу опекунской, а в силу родительской власти. При полной автономии семьи в древнем обществе опека составляет только восполнение естественной семьи, и опекунская власть строится по образцу родительской. Только по мере развития гражданственности опека принимает все более публичный характер, и уже родительская власть сокращается в своем объеме применительно к опекунской. Если мать умирала или выбывала сама из семьи вследствие нового замужества, то опека над малолетними детьми, которые не в состоянии сами о себе заботиться, вручалась ближним родственникам. Имущество опекаемых передавалось им при свидетелях. Опекун мог пользоваться имуществом в свою пользу, отдавать капитал опекаемых в рост, торговлю, "зане он прекормил и печаловался ими". По достижении зрелого возраста опекун обязан был возвратить все имущество в целости и уплатить все растраченное (Карамзинский список, 111). Опекуном мог быть и отчим, также с обязанностью возвратить имущество в неприкосновенности. Задача опеки дает основание предположить, что надзор за опекунами и рассмотрение споров, возникавших из опеки, принадлежали духовной власти.

Позднейшие памятники обходят вопрос об опеке полным молчанием, только в Уложении встречаются несколько отдельных замечаний, мало разъясняющих вопрос о положении опеки, которая, по-видимому, не очень интересовала государственную власть. Только Петр I придал опеке публичное значение. Постановления об опеке нашли себе место в Указе 1714 года о единонаследии и в инструкции магистратам 1724 года. В законодательстве Петра устанавливаются два способа учреждения опеки: по завещанию и по назначению магистрата. Определяется возраст совершеннолетия для наследников недвижимостей в 20 лет, для движимостей - в 18 и 17 лет. Возможность для них совершения сделок была преграждена постановлением: никаким письмам и записям малолетних не верить. При Петре установлена была в 1722 году опека над безумными и сумасшедшими - дураками, как говорится в указе.

Последующие законодатели ломали или восстановляли петровские реформы. Только при Екатерине II, с изданием учреждения о губерниях 1775 года, опека получила довольно полную организацию. Соответственно духу времени, опека построена была на сословных началах, и то закон касался только дворян и городских обывателей. Впервые встречаем в законе определение качеств, необходимых для опекуна, и указание недостатков, препятствующих исполнению этой обязанности.

Постановления об опеке, созданные учреждением о губерниях, составляют, в основных чертах, действующее законодательство. Позднейшие законы представляют собой или развитие частностей или установление особенностей. Так, в 1785 году определен был возраст совершеннолетия, в 1845 году решено было приостановить течение давности до достижения совершеннолетия. С другой стороны, идет целый ряд особых правил об опеке, из которых многие и до сих пор остаются несогласованными с общими постановлениями. В 1818 г. установлена была опека для личных дворян, в 1817 и 1841 г. - для священно - и церковнослужителей, в 1820 г. - для лиц осиротевших за границей, в 1842 г. - для немых и глухонемых. Крестьянская реформа оставила опеку в крестьянском быту под действием обычая и не подчинила ее действию общих правил. Вследствие такого постепенного образования опеки, организация ее не проникнута каким-либо общим началом, а представляет собой довольно случайный набор различных постановлений. Нельзя признать правильной основную идею нашей опеки - учреждение ее совместно с родительским попечением. Если при жизни обоих родителей они оба пользовались правом попечения как родители, почему за смертью одного из них другой должен перейти на роль опекуна?

III. Учреждение опеки. Учреждаются как опека, так и попечительство. Но опека сама собой, при наличии законных условий, т.е. с достижением опекаемым 17-летнего возраста, превращается в попечительство. Основаниями для учреждения опеки являются: для малолетних - смерть родителей; для сумасшедших - признание их таковыми в установленном порядке; для глухонемых и немых - освидетельствование, удостоверившее неспособность приобретать понятия и выражать свою волю; для расточителей - исследование в установленном порядке, не оставляющее сомнений в безмерной и расточительной роскоши; для безвестно отсутствующих - определение суда о признании представленных доказательств достаточно подкрепляющими предположение безвестного отсутствия; к учреждению опеки над имуществом одного из тяжущихся во время процесса основанием служит ходатайство противной стороны.

В нашей административной практике установилась опека, учреждаемая в порядке верховного управления по Высочайшему повелению, по представлению Совета министров. Одним из последних примеров такой практики может служить опека, учрежденная над имуществом вдовы камергера Сильванской (Собрание узаконений и распоряжений правительства, 1910, N 73, ст.745), причем учреждение опеки последовало согласно ее о том ходатайству и с правом для нее самой избрать себе одного из трех опекунов, - что устраняет сопоставление этого вида опеки с другими, известными закону.

К исполнению опекунских обязанностей призываются как лица мужского, так и женского пола, по крайней мере закон не исключает женщин. Нет никакого основания утверждать, будто для принятия замужней женщиной опекунской обязанности необходимо согласие мужа, - по аналогии с личным наймом, - ничего общего между договором личного найма и назначением опекуншей, хотя бы и с правом на вознаграждение, нельзя найти. Для опеки над малолетними и глухонемыми родство (не считая родителей) не дает никаких преимуществ перед посторонними (т.X, ч.1, ст.254 и 381), хотя фактически опекунами назначаются чаще всего родственники опекаемого. По инструкции Магистрату 1724 года надлежало, за отсутствием указаний в родительском завещании, назначать опекунами сродников или свойственников малолетнего, и только если их нет, то и из посторонних людей добрых. Но уже в Учреждении о губерниях 1775 г. сказано, что городские сиротские суды могут назначать опекунами как родственников и свойственников, так и посторонних лиц. В действующем праве только к опеке над сумасшедшими призываются ближайшие родственники, имеющие право наследования (т.X, ч.1, ст.376). Относительно опеки за расточительность и судебной опеки закон никаких указаний не дает, а потому посторонние лица могут быть призываемы наравне с родственниками. Выбор в опекуны должен быть обращаем на людей, которые нравственными качествами дают надежду к призрению малолетнего в здоровье, добронравном воспитании и достаточном по его состоянию содержании и от которых можно ожидать отеческого к малолетнему попечения. Поэтому запрещается определять опекунами: a) расточителей, b) подвергшихся по суду ограничению прав состояния, c) имеющих явные и гласные пороки, d) известных суровыми своими поступками, e) имевших ссору с родителями малолетнего, f) несостоятельных (т.X, ч.1, ст.256). Наша практика совершенно правильно смотрит на это перечисление только как на примерное и допускает возможность устранения таких лиц, которые хотя и не перечислены законом, но не подходят под общие требования (кас. реш. 1873, N 1239; 1895, N 50). Лица поднадзорные не могут быть опекунами и попечителями иначе как с особого на то разрешения министра внутренних дел (т.XIV, Устав предупреждений преступлений, ст.1, прим.2, прил.II, ст.23). Хотя заведование опекой построено на сословных началах, но в законе не содержится указаний, чтобы опекун принадлежал непременно к тому же сословию, как и опекаемый. Отсутствие необходимых качеств составляет только препятствие к назначению со стороны опекунских учреждений, но не поражает недействительностью действий, совершенных таким опекуном, который был назначен вопреки законным инструкциям.

В нашем законе не указывается, составляет ли опекунская должность обязанность, от которой никто не вправе уклоняться. Опека составляет общественную повинность (munus publicum "Общественную повинность (лат.)") в Германии (§ 1785), в Швейцарии (§ 382), но не в Англии; во Франции опекунская повинность не указана прямо в законе, но она выводится из допущенных законом исключений. Как решается этот вопрос в России? Заметим, что у нас он не так остро стоит, как на Западе, где опека безвозмездна, у нас же, наоборот, опекунских обязанностей ищут из-за вознаграждения. Общего положения в нашем законодательстве не высказано, даны лишь исключения. Так, управляющие аптеками увольняются от выбора в опекуны, если сами на принятие этого звания не изъявят согласия (т.XIII, Устав врачебный, изд. 1905, ст.393). Подобное же исключение установлено для военнослужащих (Свод военных постановлений, 1869, кн.VII, ст.929). Из этих исключений можно было бы вывести a contrario "В противоположность (лат.)" общее правило, что лицо, призываемое к исполнению опекунских обязанностей, не вправе уклоняться от принятия их. Но, с другой стороны, уклонение от обязанности не сопровождается невыгодными последствиями. Поэтому практикой нашей высказан взгляд, что опекунство не признается обязательной общественной повинностью (Общ. собр. I и кас. деп. 1890, N 20).

Существуют три способа призвания к исполнению опекунских обязанностей: по завещанию, по закону и по назначению.

1. Родители имеют право назначать в духовном завещании к остающимся после них малолетним детям и имуществу опекунов по собственному своему избранию (т.X, ч.1, ст.227). Очевидно, право назначения опекуна принадлежит каждому из родителей, а не совместно, так как два лица совокупно в одном и том же завещании не могут изъявлять свою волю (т.X, ч.1, ст.1032). Назначение опекуна в завещании возможно и со стороны постороннего лица, когда оно завещает малолетнему имущество.

2. По закону опека над несовершеннолетними и немыми возлагается и принадлежит родителям, а именно отцу, если оба они живы (т.X, ч.1, ст.226), матери, если отца нет в живых (т.X, ч.1, ст.229). Отец внебрачного ребенка, доставляющий средства на его содержание, в случаях учреждения над ребенком опеки может быть назначен, по желанию, опекуном предпочтительно перед другими лицами (т.X, ч.1, ст.13211). Ближайшим родственникам законная опека принадлежит только в отношении сумасшедших (т.X, ч.1, ст.376). Законная опека значит, что никто другой не может быть утвержден в звании опекуна над данным лицом. Если бы законные опекуны были обойдены при назначении опекунским установлением, они вправе обжаловать действия последнего как незаконные. Возможно, однако, противоречие между законной и завещательной опекой: возможно, что в завещании опекуном будет указано не то лицо, которое призывается к опеке по закону: например, отец, умирая, завещает детям имущество с назначением постороннего опекуна, помимо матери, или к имуществу, завещанному малолетнему от постороннего, исключены будут из опеки родители. Следует признать, что личная опека, т.е. попечение о личности опекаемого, не может быть отнята у родителей, даже одним из родителей у другого, потому что личное попечение вытекает из родительской власти, которую опека только заменяет (кас. реш. 1890, N 29). Так как родительская власть не распространяется на имущество детей, то к имуществу малолетних могут быть назначены по завещанию и посторонние опекуны, помимо родителей. Родители не могут быть назначены опекунами к имуществу детей, помимо завещания, и в тех случаях, когда они не отвечают тем личным качествам, которые требуются по закону от исполнителей этой обязанности (т.X, ч.1, ст.230). Опекунское установление не может лишить родителей присвоенной им по закону опеки, помимо указанных случаев, не может также назначить им в помощь других опекунов, если это не определено завещанием (contra кас. реш. 1873, N 1239).

3. Когда в завещании опекуна не назначено, а оставшиеся в живых отец или мать этой обязанности на себя не примут или не могут принять, то опекуны избираются правительством (т.X, ч.1, ст.231). Очевидно, в последнем случае речь идет об имущественной опеке, потому что по общему смыслу наших законов нельзя себе представить, чтобы отец или мать были вправе отказаться от личного попечения над собственным ребенком.

Порядок назначения опеки следующий. Попечение о несовершеннолетних, сумасшедших, расточителях, глухонемых и немых из дворянского сословия возлагается на дворянскую опеку, учреждаемую обыкновенно в каждом уезде, а в некоторых местах - только в губернии. Попечение о лицах, принадлежащих к личным дворянам и городским обывателям, возлагается на сиротский суд, учреждаемый в каждом городе. Назначение опекунов и попечителей к сиротам и имуществу крестьян, приписанных к данному сельскому обществу, принадлежит сельскому сходу; крестьян, приобретших недвижимость или жительствовавших вне пределов своего сельского общества, но в пределах волости, - волостному сходу; наконец, крестьян, приписанных к волостям, но жительствовавших или имевших недвижимость в городских поселениях, - сиротскому суду (Общее положение, изд. 1902, ст.62 и 94, примечание). Над детьми духовных особ, принадлежащих к потомственному дворянству, опекуны назначаются на одинаковом основании с прочими дворянами; учреждение же опеки над детьми прочих священнослужителей и церковных причетников принадлежит духовному начальству.

1. К делам по опеке над несовершеннолетними дворянская опека и сиротский суд приступают по уведомлению дворянского предводителя или городского головы, близких родственников или свойственников малолетнего, высшего или равного присутственного места, по сообщению двух посторонних лиц и приходского священника (т.X, ч.1, ст.250). Надо полагать, что опекунское установление приступит к определению опекуна, каким бы способом и через кого бы ни были получены сведения об оставшихся сиротах. По уведомлении опекунское установление обязано собрать сведения об имуществе, доставшемся малолетнему, определить к лицу его и к имению опекуна, в завещании родителей назначенного, или, если этого не сделано, то избрать самим опекуна (т.X, ч.1, ст.251).

Если у малолетнего оказывается имущество в разных местностях, то к учреждению опеки должно считать уполномоченным опекунское установление любого из этих мест, - по времени первое приступившее к делу. Если малолетний остался не в том месте, где находится его имущество, то правильнее, кажется, учредить опеку по месту нахождения имущества. Положительного числа опекунов закон не определяет. Может быть назначен один опекун к лицу и имуществу, хотя бы находящемуся в разных уездах (т.X, ч.1, ст.253). Может быть назначен один опекун к лицу, другой к имуществу; может быть назначено несколько опекунов к каждому имению. Но нельзя назначить несколько опекунов к лицу, потому что опекунская власть, как абсолютная, нераздельна. Назначение нескольких опекунов к одному имуществу представляется нецелесообразным, потому что затрудняет управление и колеблет доверие третьих лиц к действиям опекунов. Назначение нескольких опекунов представляет и юридические трудности. Опекуны, когда их несколько, представляют, по мнению практики, в совокупности личность опекаемого (кас. реш. 1877, N 17). Конструкция такого отношения является не совсем ясной: здесь нет солидарности, потому что она не установлена законом, а следовательно, и не предполагается; здесь нет юридического лица, потому что нет основания для его возникновения.

Опекуны, к какой бы категории они ни принадлежали, приступают к исполнению своих обязанностей не иначе как по утверждении их со стороны опекунских установлений и по выдаче им опекунского указа. Это положение относится не только к опекунам назначаемым, но и указанным в завещании и вступающим в отправление опекунских обязанностей в силу закона, не исключая и родителей.

2. Каждому семейству, в котором находится безумный или сумасшедший, предоставляется предъявить о том местному начальству. На этом основании такие лица подвергаются освидетельствованию во врачебном отделении губернского правления (т.X, ч.1, ст.367 и 368). Если доставление в губернский город лица, подвергшегося безумию или сумасшествию, признано будет невозможным без опасности для его жизни, то освидетельствование производится на месте жительства или пребывания (т.X, ч.1, ст.372). Освидетельствование заключается в рассмотрении ответов на предполагаемые вопросы, до обыкновенных обстоятельств и домашней жизни относящиеся (т.X, ч.1, ст.373). По освидетельствовании, если присутствие признает сумасшествие действительным, то, не налагая само опеки, все им найденное представляет на рассмотрение Сенату и, до получения от него окончательного решения, принимает только законные меры к призрению страждущего и сохранению его имущества (т.X, ч.1, ст.374). Если Сенат согласился с заключением врачебного отделения, то над лицом и имуществом сумасшедшего учреждается опека, которая поручается ближайшим родственникам (т.X, ч.1, ст.375 и 376). По получении распоряжения об учреждении опеки опекунское установление публикует в Сенатских объявлениях, по какому поводу и над кем учреждается опека (т.X, ч.1, ст.3741). Этот вид опеки оставляет открытым целый ряд вопросов. Как учреждается опека над сумасшедшими, если родные не просят об ее учреждении? Как быть, если у сумасшедшего нет вовсе родственников? Как определить родственников, имеющих право наследования, когда не наступил еще момент открытия наследства.

3. В том же порядке производится освидетельствование глухонемых и немых по достижении ими 21 года. Если найдено будет, что они не обучены грамоте и лишены всякого средства приобретать понятия и выражать волю, и потому обнаруживается опасность предоставления им управления имуществом, - то врачебное отделение губернского правления представляет о том Сенату, который предписывает учредить опеку.

4. Когда губернатору сообщено будет со стороны родственников о безмерной и разорительной роскоши дворянина, то он, произведя негласное исследование и убедившись в несомненности сведений, предлагает, через губернского предводителя, на рассмотрение собрания предводителей и депутатов дворянства. Постановление этого собрания представляется в Сенат, который, признав из доставленных ему сведений наличие расточительности, предписывает учредить опеку. В предупреждение мотовства в промежуток времени до получения сенатского разрешения губернатор может, после постановления собрания предводителей, сделать распоряжение о наложении запрещения на имение. Жалобы на неправильные определения собрания, например на признание расточителем лица, проживавшего только доходы и не заложившего своих имений, могут быть подаваемы в Сенат (Устав предупреждения преступлений, ст.150, прил.I). Если расточитель принадлежит к почетным гражданам, купцам или мещанам, то вопрос о необходимости учреждения опеки разрешается в губернском правлении. Определения этого присутствия окончательны и немедленно приводятся в исполнение, но допускается подавать жалобы в Сенат (Устав предупреждения и пресечения преступлений, ст.150, прил.II).

5. В случае смерти тяжущегося во время процесса или должника во время исполнения решения противной стороне предоставляется просить "где следует" о немедленном назначении к имуществу опекуна, независимо от ходатайства по этому предмету наследников умершего (Устав гражданский, ст.752 и 960). Следовательно, не суд, а сама заинтересованная сторона уведомляет опекунское установление о необходимости назначения опеки в порядке охранительном.

IV. Права и обязанности опекунов. Обязанности опекуна сводятся главным образом к двум: a) к попечению об особе опекаемого, если только последний нуждается в этом как малолетний, сумасшедший, глухонемой, и b) к управлению имуществом состоящего под опекой.

1. Попечение о личности имеет наибольшее значение в отношении малолетних. В исполнение этой обязанности опекуны пользуются правами личной власти, как и родители (сопоставление ст.172-175 со ст.263 т.X, ч.1); так, от опекунов, как и от родителей, зависит согласие на брак опекаемых (т.X, ч.1, ст.6), опекуну, как и родителю, предоставляется отыскивать законное удовлетворение за личную обиду, малолетнему нанесенную (т.X, ч.1, ст.265). Едва ли их можно лишить права употреблять домашние исправительные меры, необходимые в интересе воспитания, однако, без права заключения в тюрьму за неповиновение. Закон не распространяет на опекунов силу правила, по которому от детей не принимаются жалобы на родителей в личных обидах и оскорблениях, хотя это может оказаться в противоречии с правами опекунов по воспитанию. Опекун обязан приготовить малолетнего к жизни, сообразной его состоянию, следовательно, доставлять ему содержание и воспитание, соответствующие образу жизни и общественному положению той семьи, к которой принадлежали родители. Опекуны, взявшие на себя обязанность попечения над сумасшедшими, отвечают за недостаточный надзор, имевший своим последствием причинение сумасшедшим вреда (т.X, ч.1, ст.654). Опекуны, назначенные завещанием или опекунским установлением только к имуществу, при жизни отца или матери никаких прав личной власти иметь не могут.

2. Управление имуществом опекаемых распространяется не только на имущество, принадлежавшее им в момент учреждения опеки, но и дошедшее к ним впоследствии. Правила, установленные для опекунского управления над имуществом малолетних, распространяются и на опеку над глухонемыми и немыми (т.X, ч.1, ст.381), над безумными и сумасшедшими (т.X, ч.1, ст.377). Они должны быть распространены и на все другие случаи имущественной опеки, хотя бы в законе это не было указано. При вступлении в свои обязанности опекун должен прежде всего принять имущество. Все движимое и недвижимое имущество малолетнего опекун принимает в смотрение свое и ведомство по описи, составляемой им вместе с членом дворянской опеки или сиротского суда, по принадлежности, при двух посторонних свидетелях (т.X, ч.1, ст.266). В самом управлении имуществом, которое, за исключением указанных в законе случаев, должно быть направлено не столько на увеличение его ценности, сколько на сохранение доставшейся, различаются действия, возможные для опекуна по собственному усмотрению, возможные с разрешения опекунских установлений и, наконец, возможные с разрешения Сената.

a) Круг действий, которые может предпринять сам опекун, является в нашем законодательстве весьма обширным. В виде общего правила следует даже признать, вместе с Сенатом (кас. реш. 1887, N 84), что всякие сделки опекуна по управлению опекаемым имением, для которых закон не требует особого разрешения опекунских установлений, могут быть заключаемы и без такого разрешения, собственной властью. Драгоценности и ценные документы опекун должен хранить в безопасном месте, но не обязан передавать в опекунские установления. Деньги же он может отдавать или в частные руки за проценты под залог или заклад, или под векселя, или употреблять на торги, промыслы (т.X, ч.1, ст.268), т.е. вложить в торговые и промышленные предприятия, внося паи или учреждая таковые самостоятельно. Опекун может продавать тленные вещи и драгоценности, если последние составляли товар того лица, от которого дошли к малолетнему (т.X, ч.1, ст.277 пп.1 и 2). Срок на отдачу опекуном в арендное содержание имения малолетних ограничивается достижением ими 17-летнего возраста (т.X, ч.1, ст.277, прим. 1692 п.2). Недвижимое имение малолетнего опекун содержит или приводит в такое состояние, чтобы надлежащие с него доходы получались сполна и государственные сборы были выплачиваемы своевременно (т.X, ч.1, ст.269). Расходы на содержание и воспитание должны сообразоваться с доходами имущества и во всяком случае не превышать их (т.X, ч.1, ст.273). Если имение малолетнего отягощено долгами, то опекун должен стремиться по возможности к очищению его от долгов (т.X, ч.1, ст.275). Опекун выступает в качестве истца и ответчика за малолетнего и сумасшедшего, глухонемого во всех гражданских делах (т.X, ч.1, ст.282, Устав гражданский, ст.19).

b) Некоторые действия могут быть предприняты опекунами только с согласия опекунских установлений - дворянской опеки или сиротского суда. В случае задолженности состоящего под опекой имения опекуны, с разрешения опекунских установлений, если представят уважительные доказательства о невозможности уплатить из доходов имения проценты по лежащему на имении долгу, могут выдавать новые заемные обязательства на сумму не свыше этих процентов (т.X, ч.1, ст.275, прим.) Капиталы лиц, состоящих под опекой, находящиеся в Государственном банке, выдаются не иначе как по требованию дворянской опеки или сиротского суда, притом только с разрешения губернатора (т.XI, ч.2, Устав кредитный, разд.IV, ст.68). Продажа всякого имущества малолетних, за исключением недвижимостей, совершается под наблюдением опекунских установлений (т.X, ч.1, ст.277, п.4).

c) Разрешение Сената (по I-му департаменту) требуется для продажи и залога недвижимостей. Во всех случаях необходимости продажи или залога имения опекаемых опекун представляет надлежащему опекунскому установлению, которое доносит о том губернатору, а последний вносит дело с своим заключением в Сенат (т.X, ч.1, ст.277, п.3 и ст.280). Разрешение Сената на продажу недвижимости требуется лишь тогда, когда предполагается вольная продажа, но такого разрешения не требуется на публичную продажу во исполнение судебных решений или вследствие просрочки платежей по залогу в кредитных установлениях (кас. реш. 1875, N 701; 1878, N 184), хотя бы взыскание обращено было не на опекаемых, а на совершеннолетних, состоящих в нераздельном владении с первыми (contra кас. реш. 1881, N 15). Не требуется разрешения и на вольную продажу такого имения, относительно которого сделано завещательное распоряжение, чтобы имение это было продано и вырученная сумма распределена между сонаследниками (кас. реш. 1874, N 214). По разъяснению Сената, опекун над имением малолетнего не вправе, без согласия опеки и разрешения Сената, заключать договоры о продаже на сруб леса, если по количеству предоставленного леса сделка выходит за пределы хозяйственного извлечения доходов (кас. реш. 1903, N 142). Но так как продажу леса на сруб сама практика рассматривает как сделку о движимости, то взгляд Сената не может быть оправдан текстом наших законов.

Опекуны состоят в непосредственной подчиненности тех опекунских постановлений, которые их назначили (т.X, ч.1, ст.259). Перед дворянской опекой или сиротским судом опекуны обязываются отчетностью. Отчет, который представляется опекунами, двоякого рода: годовой и общий по окончании опеки (т.X, ч.1, ст.286). По прошествии каждого года, непременно в январе месяце, опекуны должны представить отчет о доходах, расходах, содержании и воспитании. Опекунские установления, рассматривая эти отчеты, могут дать другие указания опекунам, если найдут, что воспитание и управление не вполне отвечают своей цели. Отчетность составляет необходимое условие опекунской деятельности, а потому опекуны не могут быть освобождены от нее даже завещанием. Общий отчет во Франции и Германии дается самому опекаемому по достижении им совершеннолетия. По смыслу наших законов этот отчет представляется только опекунскому установлению, хотя, по мнению Сената, вышедший из-под опеки вправе сам проверить отчеты бывшего своего опекуна и предъявлять к нему иски, не выжидая результатов ревизии со стороны опекунского установления (кас. реш. 1871, N 312).

За свои действия опекуны несут имущественную ответственность. Опекуны и попечители в случае нерадения или умысла в упущении прав лица, попечению их вверенного, отвечают собственным своим имуществом в размере происшедшей через то или могущей произойти для малолетнего потери (т.X, ч.1, ст.290). Опекунское установление, усмотрев из представленного отчета убыточность действий опекуна или предположив ее из факта уклонения в представлении отчета, имеет право сменить опекуна и поручить новому опекуну предъявить к прежнему иск об убытках, если таковые действительно окажутся (кас. реш. 1890, N 11). Если опекуны принадлежащее малолетнему имущество отдадут лицу, сделавшемуся впоследствии несостоятельным, то они ответствуют малолетнему в убытках (т.X, ч.1, ст.291). Положение это представляется в такой безусловной форме чрезмерно строгим: следует полагать, что ответственность может иметь место только в том случае, когда со стороны опекуна обнаружена была неосторожность в выборе контрагента, лица ненадежного, дела которого, как было всем известно, расстроились. Малолетние в конкурсе пользуются той привилегией, что долги их относятся к первому разряду (Устав торговый, ст.599, п.4; см. т.X, ч.1, ст.992).

За т