Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

Введение

§ 1. Понятие о торговле
§ 2. Понятие о торговом праве
§ 3. История торгового права
§ 4. Литература торгового права
§ 5. Источники торгового права
§ 6. Система торговых сделок

Отдел I. Субъекты торговых сделок

§ 7. Купец
§ 8. Торговая дееспособность несовершеннолетнего лица
§ 9. Торговая дееспособность замужней женщины
§ 10. Торговое предприятие
§ 11. Фирма
§ 12. Торговые книги
§ 13. Приказчики
§ 14. Служащие по торговле
§ 15. Торговые маклеры
§ 16. Торговые агенты

Торговые товарищества

§ 17. Общий обзор

I. Полное товарищество

§ 18. Общее понятие
§ 19. Возникновение товарищества
§ 20. Внутренние отношения
§ 21. Внешние отношения
§ 22. Изменения в товариществе
§ 23. Прекращение товарищества

II. Товарищество на вере

§ 24. Общее понятие
§ 25. Возникновение товарищества
§ 26. Внутренние отношения
§ 27. Внешние отношения
§ 28. Изменения в товариществе
§ 29. Прекращение товарищества

III. Акционерное товарищество

§ 30. Общее понятие
§ 31. Акция
§ 32. Возникновение товарищества
§ 33. Организация товарищества
§ 34. Права акционера
§ 35. Прекращение товарищества

Отдел II. Объекты торговых сделок

§ 36. Понятие о товаре
§ 37. Мера, вес, цена
§ 38. Деньги
§ 39. Ценные бумаги
§ 40 Бумаги на предъявителя
§ 41. Товарный знак
§ 42. Право на промышленное изобретение
§ 43. Право на фабричные рисунки и модели

Отдел III. Торговые сделки

§ 44. Договоры между отсутствующими контрагентами
§ 45. Договор купли-продажи
§ 46. Договор комиссии
§ 47. Договор перевозки по железной дороге
§ 48. Договор страхования
§ 49. Поклажа в товарных складах
§ 50. Биржевые сделки
§ 51. Банковские сделки
§ 52. Чеки
§ 53. Договор текущего счета
§ 54. Издательский договор

Отдел IV. Вексельное право

§ 55. Общее понятие о векселе
§ 56. Историческое развитие векселя
§ 57. Вексельная дееспособность
§ 58. Составление векселя
§ 59. Индоссамент
§ 60. Препоручительная передача
§ 61. Принятие векселя
§ 62. Платеж по векселю
§ 63. Последствия неплатежа
§ 64. Посредничество
§ 65. Прекращение вексельного требования

Отдел V. Морское право

§ 66. Общее понятие о морском праве
§ 67. Морские торговые деятели
§ 68. Морские суда
§ 69. Договор морской перевозки
§ 70. Авария
§ 71. Вознаграждение за помощь при кораблекрушениях
§ 72 Бодмерея
§ 73. Договор морского страхования

ГлавнаяКнигиШершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

§ 13. Приказчики

Литература: Нерсесов-Гусаков, стр.67 - 81; Башилов, I, стр.220 - 224; Цитович, Лекции, стр.275 - 374; Ефименко, Узаконения о договоре найма приказчиков ("Юр. В." 1880, N 6), Богдзевич, О торговых приказчиках, 1892; О торговой доверенности (В. пр. и нотар. 1910, N 8); Гордон, Представительство в гражданском праве, 1879; Федоров. Курс торгового права, стр.299 - 383; Загорский, О договоры найма торговых служащих (В. пр. и нот. 1910, NN 47 и 48, по поводу проекта). [Сокольский, Как урегулирован приказчичий вопрос за границей и у нас. Спб. 1910. Законы по вопросу об обеспечения нормального отдыха торговых служащих. Перевод под редакцией Шершеневича, 1910. Австрийский закон 16 января 1910 г. о договоре найма приказчиков. Перевод под редакцией Краснокутского. 1911].

I. Под именем вспомогательного персонала понимается вся совокупность лиц, которые, под руководством предпринимателя, посвящают свой труд данному торговому предприятию. Это постоянные сотрудники купца в достижении определенной экономической цели. Отсюда вытекает, что к вспомогательному персоналу не должны быть причисляемы те, которые хотя и содействуют успеху предприятия, но не посвящают ему всецело своего труда, разделяя его с другими предприятиями, оказывают торговые услуги, но при этом сохраняют полную самостоятельность. Таковы комиссионеры, торговые агенты. С другой стороны, из вспомогательного торгового персонала должны быть исключены те сотрудники, которых деятельность не имеет коммерческого характера, напр., учитель при фабричной школе или техник, инженер, врач при заводе. Наконец, к вспомогательному торговому персоналу не относятся те, кто служит купцу не по предприятию, напр., дворник, управляющий домом, личный секретарь.

По характеру прилагаемого труда вспомогательный персонал распадается на две группы: а) приказчиков и б) служащих по торговле. Деятельность первых носит юридический характер и состоит в совершении сделок, деятельность же вторых направлена к содействию торговле лишь путем техническим. [Необходимость реформы нашего устарелого законодательства о приказчиках давно ощущалась и обществом и правительством. Однако внесенный министерством торговли и промышленности проект закона о найме торговых служащих, принятый Государственной Думой, в 1914 году был отклонен Государственным Советом].

Указанное выше разделение не совпадает с делением на приказчиков I класса, заведующих торговыми предприятиями, и приказчиков II класса, не заведующих торговыми предприятиями (Уст. Торг. ст.4. т.V, Уст. пр. нал., ст.449, прил. V), потому что оно построено на финансовых соображениях. Поэтому практика установила свое деление, соответствующее указанному (реш. 4 деп. 1892, N 1708, Гр. N 8). К сожалению сама практика не выдерживает своей точки зрения, признавая напр. приказчиком бухгалтера (реш. 4 деп. 1895, N 1901, Носенко, Устав торговый, ст.7, § 2), но не буфетчика (реш. кас. деп. 1868, N 235). Деление, предложенное Цитовичем, Учебник, стр.76, на приказчиков, действующих в заведении, и доверенных, действующих вне заведения, не может быть принято, потому что приказчики очень часто действуют вне заведения, напр., при рассылке их по деревням или для скупки хлеба. - "Наблюдающий за хозяйством" признан нашей практикой приказчиком, потому что его деятельность не может быть признана содействующей торговле лишь путем техническим, "в каковом только случае лицо, таковую деятельность выполняющее, не могло бы быть подведено под понятие приказчика" (реш. деп. 1911, N 56, Право, N 4).

II. Деятельность приказчика, содействующего интересам торгового предприятия посредством юридических сделок, имеет две стороны - внутреннюю и внешнюю. На внутренней стороне приказчик договаривается с хозяином относительно условий деятельности, срока, вознаграждения и многих иных обстоятельств, безразличных для третьих лиц. Эта сторона определяется договором личного найма. На внешней стороне приказчик вступает в юридические сделки с третьими лицами, как представитель своего хозяина. Эта сторона деятельности приказчика определяется доверенностью, действительно выданной или предполагаемой.

Это различие между торговым поручением и полномочием - торговой "поверенностью" (ст.32 Уст. Торг.) сознается нашим законодательством, которое указывает, что приказчики исполняют торговые поручения по договору о найме и притом снабжаются, по усмотрению хозяина, доверенностями (Уст. Торг. стт.5, 33) - Приказчиками, как торговыми доверенными, являются управляющие торговым предприятием, фабрикой, заводом (это может быть вместе с тем и техник), конторой; коммивояжеры или разъездные приказчики, странствующие, по терминологии нашего закона (т.V, Уст. пр. нал. ст.473); местный агент, посвящающий свой труд всецело одному предприятию, напр., пароходный агент; капитаны морского или речного парохода; все вообще приказчики, состоящие при торговом предприятии и заключающие сделки с купцами или же с потребителями.

III. Внутренняя сторона. В силу договора личного найма приказчик обязывается предоставить в распоряжение хозяина свой труд, направленный в данном случае на совершение торговых сделок.

1. По русскому законодательству, договор найма приказчика должен быть заключен в письменной форме, нотариальным или домашним порядком. Сверх того, в договорном акте должно значиться, что были читаны существующие постановления о приказчиках. Несоблюдение письменной формы имеет весьма важные гражданские последствия.

Приведенные постановления (Уст. Торг. стт.6 и 7) по своему формализму совершенно не отвечают требованиям времени. Вся тяжесть санкции падает на приказчика, силой обстоятельств вынужденного принимать условия хозяина и не смеющего настаивать на письменной форме договора. Явная несправедливость закона вызывала попытки найти исход, соответствующий правде (напр. реш. кас. деп. 1873, N 404), но категорическое заявление закона не поддается обходу, хотя бы и с наилучшими намерениями. Напротив, пришлось признать, что ни смета предприятий, ни письма не в состоянии заменить того формального акта, на котором настаивает закон (Добровольский-Бер, II, 3/2, 4/3. Носенко, Устав Торговый, к ст.8 § 2). Зайцевский нанял по письменному договору Соколова в приказчики при Мещеринском подворье с жалованьем в 150 р. в год. Не получив жалованья за 9 месяцев, Соколов искал с бывшего своего хозяина 900 р., утверждая, что действительно годовое вознаграждение было условлено между ними в 1200 р., что малая сумма была поставлена в договоре для сокращения расходов по заключению контракта, что такое несообразно малое вознаграждение явно противоречит выполнявшимся им обязанностям. Сенат, однако, принужден был признать, что приказчик вправе требовать от своего хозяина вознаграждения в том лишь размере, какой указан был в контракте (реш. 4 деп. 1894, N 172, 1912, N 558, Добр.-Бер, II, 8/7). Торговый обычай, по которому все торговые сделки предполагаются возмездными, не в состоянии устранить действия закона, как первенствующего источника.

Срок договора зависит от взаимного соглашения сторон. Однако, он не должен превышать того наибольшего срока, который установлен законом для личного найма, т.е. 5 лет. Заключенный на более продолжительный срок, договор не становится от того недействительным, но сохраняет силу в пределах законного срока.

По мнению Гольмстена, Очерки, стр.75, договор с приказчиком может быть заключен лишь на три года, так как общегражданская норма (т.X, ч.1, ст.2214) должна отступить перед торговой нормой (Уст. Торг. ст.41), по которой купцы могут давать доверенности своим приказчикам на 1, 2 или 3 года. Но здесь не может быть речи об отступлении одной нормы перед другой, так как они не совпадают по содержанию: одна относится к внутренней, а другая к внешней стороне деятельности приказчика. Практика признала, что срок доверенности не доказывает срочности самого договора о найме (реш. 4 деп. 1893, N 160, Добр.-Бер, II, 13/10, 14/11). По вопросу о сроке торговой доверенности см. реш. кас. деп. 1910, N 38.

2. Основной обязанностью приказчика является исполнение в точности поручения, на него возложенного, при чем он должен сообразоваться или с данными ему инструкциями или же со сложившимися в торговле порядками.

Инструкции, даваемые приказчику в доверенности, могут быть различны по объему действия и свободе усмотрения, предоставляемой приказчику. Доверенность может быть общая и частная. a) Общая доверенность предоставляет приказчику право управлять торговым предприятием и заключать все сделки, вызываемые этой целью (Уст. Торг. ст.37). b) Частная доверенность предоставляет приказчику право выполнить одно или несколько определенных поручений и заключить необходимые для того сделки (Уст. Торг. ст.36). С другой точки зрения доверенность разделяется на полную и ограниченную. a) Полная доверенность имеет место там, где приказчик, выполняя общее и частное поручение, руководствуется кругом сделок, обыкновенно принятых в этой отрасли торговой деятельности. b) Ограниченная доверенность стесняет этот круг, запрещая ему вступать в те или другие общепринятые сделки, связывая его деятельность некоторыми исключительными условиями.

На обязанности приказчика лежит исполнение только торговых поручений, дела же домашние, напр., управление домом хозяина, на нем не лежит, если нет о том особого соглашения.

Наше законодательство, хотя и говорит о "неограниченной" доверенности (ст.38), не знает института прокуры, введенного германским торговым уложением (§§ 48 - 53). Прокурист заменяет собой в глазах третьих лиц хозяина и может совершать всякие сделки, кроме отчуждения и залога недвижимости. Прокура вносится в торговый реестр, и знающий это контрагент может вступать с прокуристом в сделки без всякого опасения, что хозяин станет оспаривать сделку, как не предоставленную доверенному.

3. С целью сосредоточения внимания и интересов приказчика на делах хозяина, установлено запрещение самостоятельной торговли, за собственный или за чужой счет. Закон считает нарушением со стороны приказчика своего долга в отношении к хозяину: a) если приказчик будет управлять чужими делами или брать чужие товары для продажи (Уст. Торг. ст.15), b) если приказчик будет производить торговлю своими собственными товарами на имя хозяина (Уст. Торг. ст.16). Но закон забыл о самом главном случае, - когда приказчик будет торговать своими товарами от своего имени. Последствием запрещенной торговли может быть: a) отобрание найденных у него чужих, а тем более своих товаров в пользу хозяина, b) уголовное наказание в виде штрафа или даже ареста. Так как запрещение производства торговли установлено в интересе хозяина, то последний может дать приказчику разрешение торговать, но только в письменной форме.

Вместо указанных последствий, вводимых нашим законом (Уст. Торг. ст.17, Улож. Наказ. ст.1186), не останавливающимся перед конфискацией чужих товаров, германское законодательство дает хозяину право вступить субъектом в заключенные приказчиком сделки. Притом, опасаясь лишь столкновения торговых интересов, оно запрещает приказчику заниматься, за свой или чужой счет, однородной торговлей (герм. торг. улож. §§ 60, 61).

4. Если приказчику вверены все дела предприятия или часть их, он обязан представлять хозяину отчет. Эта обязанность основывается на законе и потому совершенно не зависит от того обстоятельства, была ли она включена в договор или нет. Отчеты должны быть представляемы или a) периодически, по истечении каждого оборотного года, или b) по востребованию хозяина. Годовой отчет должен быть представляем в течение месяца по истечении оборотного года. Этот месячный срок установлен для добровольной дачи приказчиком отчета, и хозяин в это время не вправе требовать его. Если в этот месяц отчет не будет представлен то хозяин получает право требовать отчета, при чем приказчик (по старой редакции ст.25, измененной в 1903 г.), "во всем, на него показанном, обвиняется". Смысл этого последнего выражения не тот, что никакие возражения приказчика против заявлений хозяина не будут приняты, а тот, что в этом случае переносится бремя доказывания с истца на ответчика: не хозяин обязан доказывать верность своих утверждений относительно недостающих сумм или товаров, а приказчик должен доказать неверность этих утверждений. Требование отчета от приказчика погашается годовой давностью, исчисляемой с окончания оборотного года или с прекращения служения, если оно прекратилось ранее первого срока.

Ст. 24 Уст. Торг. исчисляет сроки месячный и годовой с минования срока служения, и это дало повод Гольмстену, Очерки, стр.77 - 78, упрекнуть меня в неправильном исчислении срока давности. Но а) ст.22 Уст. Торг. вменяет приказчикам в обязанность по прошествии каждого года рассчитываться с хозяевами во всем в течение года им вверенном; b) если стоять на буквальном толковании ст.24, то придется признать, что хозяин не может требовать отчета до окончания срока служения, потому что в течение месяца по миновании этого срока приказчик вправе добровольно дать отчет; c) как исчислять давностный срок при бессрочном договоре, если требование отчета не сопровождается прекращением службы; d) если договорное отношение прекращается ранее срока договора, то неужели хозяин не вправе требовать отчета до минования срока служения, как это следует по буквальному смыслу ст.24? По этим соображениям месячный и годовой сроки давности должны исчисляться от окончания каждого оборотного года, а не по миновании срока служения. [К искам, основанным на отказе одной стороны от исполнения договора, применяется общая земская давность. Дегтев, N 972].

5. Так как приказчик, управляя торговыми делами своего хозяина, должен отвращать, по мере возможности, всякие убытки, то на его обязанности лежит возмещение вреда, причиненного не только умышленно, но и по небрежности. Такая ответственность наступает в случае продажи товара по цене ниже назначенной или в случае покупки по цене выше назначенной, при отпуске товара в кредит без письменного на то приказания хозяина, при разглашении коммерческой тайны. За все эти действия приказчику грозит, сверх гражданской ответственности и уголовная кара.

Если принять во внимание ст.1185 - 1195 Улож. Наказ. то окажется, что каждый шаг приказчика сопровождается страхом подвергнуться наказанию, начиная со штрафа и кончая тюрьмой.

6. Предполагая чисто семейный склад отношений между хозяином и приказчиком, закон предписывает последнему хорошее поведение, которое может быть нарушено: a) непочтительностью к самому хозяину и его семейству и b) беспорядочной и развратной жизнью. За такие поступки закон разрешает хозяину унимать приказчика мерами домашней строгости, а в случае безуспешности домашнего укрощения жаловаться суду, который может подвергнуть приказчика аресту до 3 месяцев.

Нигде, может быть, не сказывается так сильно архаический характер нашего законодательства, как в приведенных постановлениях (Уст. Торг. ст.12, Улож. Наказ. ст.1185). Неудивительно, что законодатель ХVIII века (главным образом Устав о цехах 1799 г.) смотрел на эти отношения с этой именно точки зрения, - удивительно то, что эти нормы продолжают действовать поныне, при совершенно изменившихся бытовых условиях.

7. В свою очередь, взамен выполняемых обязанностей, приказчик имеет право на вознаграждение, которое, однако, стоит в зависимости от наличности письменного договора. Форма вознаграждения приказчиков столь же разнообразна, как и форма рабочей платы. Наиболее употребительным является вознаграждение по времени. Оно может выражаться также в известном проценте с прибыли предприятия. В последнем случае (т.X, ч.I, ст.2219) приказчик не превращается в компаньона, от которого он отличается тем, что a) хозяин вправе его рассчитать, чего он не может в отношении товарища; b) приказчик не отвечает за долги предприятия; c) хозяин сохраняет полностью право распоряжения по своему усмотрению делами. Однако, Сенат признал, что приказчик, имеющий по договору право на часть чистой прибыли, вправе требовать, для выяснения последней, представления хозяином торговых книг (1909 г., N 70). Для исков в выдаче вознаграждения установлена особая краткая давность, а именно месячная, которая должна быть исчисляема с момента окончания срока служения, а если срока не указано или служение прекратилось до срока, то с момента прекращения договорных отношений. [К процентному вознаграждению этот срок не может быть применен, а вступает в действие ст.26 Уст. Торг.].

Закон (Уст. Торг. ст.26) говорит глухо об этом моменте - "пропустя после срока месяц", и это порождает на практике сомнения. Торопов обратился к мировому судье 25 января 1884 г. с просьбой о взыскании со вдовы купца Е.Кунцовой 300 руб. недополученного им жалованья по званию приказчика за 1882 и 1883 годы. Ответчица заявила, что Торопов прекратил свое служение 23 декабря 1883 г., т.е. более месяца до предъявления иска, и потому потерял право требования. Сенат (реш. кас. деп. 1886, N 22) согласился с таким соображением, признав, что месячный срок должен исчисляться не со дня истечения срока условия о найме (в данном случае 31 декабря 1883), а с того дня когда деньги заслужены (в данном случае, вероятно, с 23 декабря 1883). Однако, при договоре сроком на год и с условием помесячного платежа жалованья, с какого дня считать давность? Сенат по 4 деп. сначала исчислял этот месячный срок со дня окончания годового для расчетов хозяина с приказчиком срока (1874, N 1030, Носенко, Сборник, I, 225), а впоследствии - со дня срока служения (1887, N 1823, Носенко, Сборник, III, 97).

8. Приказчик имеет право на возвращение расходов, произведенных им при отправлении данного ему поручения, напр., путевых издержек. Однако, закон запрещает приказчику делать издержки прихотливые, вызванные роскошью приказчика, несоответственную его состоянию. Для возвращения расходов, произведенных в интересе хозяина, законом установлена годовая давность, считая с окончания служения.

Ст. 20 Уст. Торг. как раз содержит указание на те взаимные расчеты, для которых установлена ст.26 годовая давность. И здесь упоминается только минование срока служения, как исходный момент давности, но очевидно этот момент неприменим, когда служение прекращается до срока. Сенат признал, что годовая давность окончательно покрывает расчеты между собой хозяев и приказчиков "по миновании какового срока как те, так и другие теряют право иска по могущим впоследствии возникнуть между ними о том спорам" (реш. суд. деп. 1911, N 78, Право, N 5).

9. Приказчик, давший своему хозяину отчет в торговых делах, имеет право на свидетельство, которое не только ограждает его от требований хозяина, но и составляет условие поступления его на службу к другому лицу. [От этих обязательных для хозяев увольнительных свидетельств следует отличать выдачу аттестатов и удостоверений, зависящую от свободного их усмотрения (реш. гр. кас. деп. 1912, по д. Юргенса).].

Трудно сказать, какими юридическими средствами может настаивать приказчик на выдаче ему свидетельства согласно ст.22 и 28 Уст. Торг. Если отсутствие свидетельства послужило причиной, по которой не состоялось принятие его на новую службу, то он может искать убытки по ст.634, т.X, ч.1. Но вне этого ему трудно осуществить свое право, а купцам, принимающим приказчика, уволенного без свидетельства, угрожает денежный штраф (Улож. Наказ. ст.1183).

IV. Внешняя сторона. По сделке, заключенной приказчиком, как представителем, от имени хозяина, права и обязанности устанавливаются непосредственно в лице хозяина торгового предприятия.

1. Для этого сделка должна быть заключена доверенным. Чтобы убедиться в том, что контрагент по предполагаемой сделке действительно доверенный данного предприятия, третье лицо, с точки зрения которого необходимо смотреть на вопрос, имеет различные способы для удостоверения. Оно может: a) обратиться к хозяину предприятия, b) потребовать акты доверенности, c) основываться на объявлениях в газетах или циркулярах, рассылаемых по купечеству, d) наконец, заключить по всей обстановке сделки, способной внушить осмотрительному человеку предположение, что он имеет дело с настоящим доверенным.

Требование акта доверенности по каждой сделке совершенно невыполнимо - обращение по каждой сделке к хозяину уничтожало бы всю ценность представительства. Поэтому следует обратить особенное внимание на факты, из которых косвенно может возникнуть для третьих лиц основательное предположение в существовании доверенности. Стремлению недобросовестных купцов, склонных слагать с себя ответственность по сделкам, заключенным через приказчика, под предлогом отсутствия доверенности, наша практика ставит препятствие в переходе на точку зрения третьих лиц. Против иска Спориди к Вильгельму Санценбахеру, основанного на двух векселях, в 4.000 p., выданных Эмилием Санценбахером по доверенности, ответчик возразил, что он не уполномочивал сына на выдачу векселей. Истец, в оправдание того, что он мог считать Эмилия Санценбахера доверенным Вильгельма Санценбахера, представил циркуляр последнего, в котором тот сообщал о выдаче полной доверенности сыну своему Эмилию. Сенат согласился с истцом, потому что, по установившимся в торговом быту правилам, лицо, о котором объявлено в циркулярах торгового дома, общества или купца, является для всех третьих лиц, вступающих с ним, именно как с представителем, в сделки, несомненно уполномоченным, пока о перемене, происшедшей засим, не последовало тоже надлежащего оповещения (реш. 4 деп., 1892, N 40, Добр.-Бер, II, N 52/33). Лицо, действующее в чужом торговом помещении в качестве приказчика, от имени владельца этого помещения, должно считаться на то уполномоченным по отношению к третьим лицам, и одно это обстоятельство освобождает последних от обязанности справляться об его полномочии (реш. 4 деп. 1885, N 1414, Носенко, Устав Торговый, к ст.28, § 3).

2. Сделка должна быть заключена от имени хозяина. Это обстоятельство a) может быть выражено явно, напр., в векселе, подписанном таким-то по доверенности такого-то, или b) может следовать из всей обстановки дела, способной внушить третьему лицу основательное предположение, что сделка совершается контрагентом не для себя. Товар продается в магазине, сделка заключена с приказчиком, он же принял товар - все время оба контрагента имели в виду хозяина предприятия, хотя имя его ни разу не было произнесено.

3. Сделка должна быть заключена согласно с полномочием, данным приказчику. На внутренней стороне хозяин вправе ограничивать полномочия доверенного как ему угодно. Эти ограничения обязательны для приказчика под страхом имущественной ответственности. Но на внешней стороне, для третьих лиц эти ограничения не имеют значения, если только эти лица не были поставлены на этот счет в известность. Третьи лица не могут и не обязаны, при совершении каждой сделки, исследовать, насколько предлагаемая сделка соответствует данной приказчику доверенности. Третьи лица вправе предполагать приказчика уполномоченным на заключение всех сделок, соединяемых обыкновенно с подобной торговлей, независимо от того, соответствует ли это абстрактное внешнее мерило конкретным внутренним отношениям. В пределах этого обычного полномочия, а не действительно данного, хозяин отвечает за действия своих приказчиков. Он отвечает в пределах действительно данного полномочия: a) когда настоящая сделка выходит из пределов обычного полномочия и на заключение ее приказчик не имеет специальной от хозяина доверенности, b) когда третье лицо знало, что настоящая сделка, хотя и не выходит из пределов обычного полномочия, но не была разрешена приказчику его хозяином.

По ст.45 Уст. Торг. пространство и пределы власти лиц, уполномоченных от купцов доверенностью к производству торговли и к управлению торговыми делами, зависят от качества и содержания самой доверенности, а по ст.19 хозяин отвечает за действия приказчиков во всем том, что в силу его поручения, приказания или с его ведома и воли учинено будет. Эти положения согласованы со ст.2236, т.X, ч.1. Нельзя сказать, чтобы эти статьи относились к одной лишь внутренней стороне отношения. Поэтому, когда приказчику в роли агента поручено было совершение трех лишь операций, то заключение им сделки, выходящей за эти пределы обычного полномочия агентов, было признано неимеющим силы для хозяина (реш. 4 деп. 1878, N 878, Носенко, Сборник, III, N 106). Но с другой стороны, ст.37 Уст. Торг. предоставляет приказчику имеющему особую доверенность, право входить во все с торговлей хозяина сопряженные отношения. И это подавало повод практике, под давлением требований торгового оборота, изменить свой взгляд. Московская банкирская контора Блиох и К° назначила Крутицкого агентом банкирской конторы в Воронеже, выдав ему нотариальную доверенность. Крутицкий сделал в местных газетах объявление о принятии на себя агентуры, поместил на доме вывеску. При таких обстоятельствах поручик Иогель вручил Крутицкому 150 закладных листов для продажи через посредство банкирской конторы. Когда Крутицкий сбежал и от торгового дома Блиох и К° была потребована стоимость похищенных агентом ценных бумаг, ответчик возражал, что в выданной Крутицкому доверенности ему не было дано полномочие на принятие бумаг для комиссионной продажи. В виду того, что принятие бумаг для комиссионной продажи входит в круг обычных операций банкирской конторы и ее агентов и что третьи лица не обязаны, при вступлении с агентом в сделку, справляться, не ограничено ли его полномочие в отношении именно этой сделки, общ. собр. первых трех деп. и гр. деп. в реш. 16 ноября 1897 г. признало возражения ответчика неубедительными (Носенко, Сборник, IV, N 49). Точка зрения, совпадающая с изложенным в Учебнике взглядом, дана в реш. Суд. Деп. Прав. Сен. 1901, N 1794, 1910, N 510 (Добр.-Бер, И, 25/19, 26).

Прекращение договора. Договор личного найма, связывающий хозяина с приказчиком, прекращается по следующим основаниям.

1. Если договор был заключен на определенный срок, то истечение срока, в договоре условленного, прекращает действия обязательственного отношения. Связь может продолжаться и по истечении срока, но уже со всеми последствиями бессрочного договора.

2. Так как сила обязательственного отношения основывается на договоре, то взаимное соглашение может и разрушить связь между хозяином и приказчиком.

3. Договор может быть прекращен и односторонней волей одного из контрагентов: a) при отсутствии условленного срока в любой момент, b) при наличности условленного срока только в случае таких обстоятельств, которые, по оценке суда, делают совершенно невозможным продолжение обязательственных отношений.

Германское законодательство, признавая, что неожиданное прекращение договора может поставить в затруднение как приказчика, остающегося без места, так и хозяина, остающегося без сотрудника, устанавливает известные сроки, в какие каждая сторона обязана предупредить другую о намерении прекратить бессрочный договор, - по крайней мере за 6 недель до календарной четверти года (§ 66).

4. В противоположность гражданскому праву, которое считает смерть одной стороны обстоятельством, прекращающим вытекающее из личного найма обязательство другой, торговое право, с целью предохранения торговых предприятий от расстройства, не освобождает приказчиков за смертью хозяина от лежащих на них обязанностей. Все они должны оставаться на своих местах, впредь до представления каждым по своей части отчета] (т.X, ч.1, ст.1238, прил. п.19).

Судебной практикой признано, что действие договора не прекращается в силу открытия несостоятельности хозяина. Конкурсное управление по делам Общества Восточно-Сибирских чугуноплавильных и механических заводов отказало в требовании заслуженного жалованья инженеру Плетнеру, считая его уволенным с момента объявления несостоятельности. Сенат признал инженера Плетнера приказчиком и потому разъяснил, что договор с ним не мог считаться прекращенным до увольнения его конкурсным управлением, вступившим в права хозяина (реш. Суд. Деп. Прав. Сен. 1904, N 902, Добр.-Бер, II, 7/6).