Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

Введение

§ 1. Понятие о торговле
§ 2. Понятие о торговом праве
§ 3. История торгового права
§ 4. Литература торгового права
§ 5. Источники торгового права
§ 6. Система торговых сделок

Отдел I. Субъекты торговых сделок

§ 7. Купец
§ 8. Торговая дееспособность несовершеннолетнего лица
§ 9. Торговая дееспособность замужней женщины
§ 10. Торговое предприятие
§ 11. Фирма
§ 12. Торговые книги
§ 13. Приказчики
§ 14. Служащие по торговле
§ 15. Торговые маклеры
§ 16. Торговые агенты

Торговые товарищества

§ 17. Общий обзор

I. Полное товарищество

§ 18. Общее понятие
§ 19. Возникновение товарищества
§ 20. Внутренние отношения
§ 21. Внешние отношения
§ 22. Изменения в товариществе
§ 23. Прекращение товарищества

II. Товарищество на вере

§ 24. Общее понятие
§ 25. Возникновение товарищества
§ 26. Внутренние отношения
§ 27. Внешние отношения
§ 28. Изменения в товариществе
§ 29. Прекращение товарищества

III. Акционерное товарищество

§ 30. Общее понятие
§ 31. Акция
§ 32. Возникновение товарищества
§ 33. Организация товарищества
§ 34. Права акционера
§ 35. Прекращение товарищества

Отдел II. Объекты торговых сделок

§ 36. Понятие о товаре
§ 37. Мера, вес, цена
§ 38. Деньги
§ 39. Ценные бумаги
§ 40 Бумаги на предъявителя
§ 41. Товарный знак
§ 42. Право на промышленное изобретение
§ 43. Право на фабричные рисунки и модели

Отдел III. Торговые сделки

§ 44. Договоры между отсутствующими контрагентами
§ 45. Договор купли-продажи
§ 46. Договор комиссии
§ 47. Договор перевозки по железной дороге
§ 48. Договор страхования
§ 49. Поклажа в товарных складах
§ 50. Биржевые сделки
§ 51. Банковские сделки
§ 52. Чеки
§ 53. Договор текущего счета
§ 54. Издательский договор

Отдел IV. Вексельное право

§ 55. Общее понятие о векселе
§ 56. Историческое развитие векселя
§ 57. Вексельная дееспособность
§ 58. Составление векселя
§ 59. Индоссамент
§ 60. Препоручительная передача
§ 61. Принятие векселя
§ 62. Платеж по векселю
§ 63. Последствия неплатежа
§ 64. Посредничество
§ 65. Прекращение вексельного требования

Отдел V. Морское право

§ 66. Общее понятие о морском праве
§ 67. Морские торговые деятели
§ 68. Морские суда
§ 69. Договор морской перевозки
§ 70. Авария
§ 71. Вознаграждение за помощь при кораблекрушениях
§ 72 Бодмерея
§ 73. Договор морского страхования

ГлавнаяКнигиШершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

§ 20. Внутренние отношения

Отношения между самими товарищами затрагивают их самих, а потому определяются всецело их договором. Закон вступает в силу, лишь восполняя молчание этого договора. В некоторых редких случаях внутренний склад способен отразиться на интересах третьих лиц и тогда закон меняет восполнительный тон своих велений на принудительный.

I. Хотя товарищ по обязательствам товарищества отвечает всем своим имуществом, но для деятельности предприятия необходим особый капитал. Этот капитал составляют вклады, вносимые каждым товарищем в кассу товарищества из своего частного имущества. Вклады могут быть различны как по ценности, так и по характеру взноса. С последней точки зрения вклады могут иметь различное назначение: вносимые вещи передаются товариществу или в собственность или же в пользование. Знать назначение вклада важно: a) чтобы определить, на ком лежит риск гибели или повреждения внесенной вещи, и b) чтобы решить, должна ли внесенная вещь возвратиться при ликвидации к товарищу в натуре или же только в ценности. При важности этого вопроса для самих товарищей, можно ожидать, что он найдет себе ответ в товарищеском договоре. Однако, такое предположение не всегда оправдывается, и тогда назначение вклада, которое товарищи имели в виду, остается вывести из рода внесенных вещей: a) если предметом вклада являются вещи, потребляемые и заменимые, то нельзя думать, чтобы товарищ, передавая их для общего дела, рассчитывал сохранить за собой право собственности; b) относительно вещей, неупотребляемых и незаменимых, такое толкование воли контрагентов было бы неуместно и передача права собственности на внесенные вещи не может быть предположена без явно выраженного намерения.

Совершенно неосновательно полагает Башилов ("Ж. М. Ю.", 1894, N 2, стр.61), будто если предмет вклада составляет недвижимость, то она может поступить только в пользование, но не в собственность товарищества, потому что торговое товарищество лишено права приобретать недвижимость в собственность (стр.58). А фабрики? [Передача недвижимости товариществу совершается записью этого имущества в торговые книги с соответствующими отметками в крепостных реестрах].

Размер вклада определяется учредительным договором. Если вследствие неблагоприятного хода дел, капитал уменьшается, то на пополнение его должен быть обращаем чистый доход предприятия, так как до восстановления баланса нет прибыли, подлежащей разделу между товарищами. Если же понижение ценности вклада идет далее и пополнение за счет прибыли невозможно, то товарищ без особого по этому вопросу соглашения, к новому взносу не может быть вынужден товарищами.

II. В полном товариществе личное участие, хотя и не составляет необходимого элемента, но всегда предполагается. Поэтому не будет противно природе полного товарищества устранение по учредительному договору того или другого товарища от личного участия. Возможность такого устранения допускает и закон, предписывающий указать в выписке, кто из товарищей уполномочен распоряжаться. Но если такого устранения учредительный договор не предусмотрел, каждый из товарищей вправе приложить свой труд к делам предприятия. Его личное участие может выразиться или во внутреннем управлении, или в совершении сделок с третьими лицами, или в том и другом. Как управление, так и представительство могут быть распределены или предоставлены каждому товарищу. За отсутствием в договоре указаний на распределение обязанностей, следует предполагать, что каждый вправе действовать единолично.

Закон (Уст. Торг. ст.60 п.3) выражается неточно, требуя, чтобы в выписке было указано, кто уполномочен: в действительности следовало бы указывать, кто устранен. Но для третьих лиц первый оборот удобнее второго.

Раз назначенный распорядителем товарищ не может быть лишен полномочия без общего, в том числе и его собственного, согласия. Помимо его согласия товарищ-распорядитель может быть устранен только судом, если товарищи представят основательные данные его неспособности вести дело или его недобросовестности.

Так как личное участие предполагается, то товарищ не вправе требовать вознаграждения за свой труд, если таковое не установлено договором.

Владимир Алексеев удержал в свою пользу 5.000 р. из прибыли предприятия в вознаграждение за труды по заведыванию общим имуществом. В ответ на требование других членов того же торгового дома возвратить эти деньги, как неправильно удержанные, В.Алексеев возразил: a) что их требование равносильно желанию обогатиться на чужой счет, на счет его труда, b) что его управление предотвратило необходимый для них расход по приглашению особого управляющего. Но Сенат признал его возражения неосновательными: a) обогащения на чужой счет здесь не могло быть, так как его труд не чужой, а приложен к делу, в успехе которого он сам заинтересован; b) пока управляющий не был действительно приглашен, ни о каких предотвращенных расходах не может быть и речи (реш. 4 деп. 1895. N 1328, Гребнер, N 55).

III. Товарищ, которому поручено распоряжение делами, действуя не в интересе только самого себя, но и других участников предприятия, обязан давать сотоварищам отчет в своих действиях. Если дело идет об управлении общем, то отчетность должна соответствовать оборотному году и только в случае основательных подозрений в недобросовестности распорядителя отчет может быть затребован ранее через суд. Если дело идет об отдельном поручении, то отчет должен следовать за выполнением его.

В законе ничего не говорится об отчетности товарищей распорядителей и правила об отчетности приказчиков не могут быть распространяемы на товарищей. Но обязанность отчета вытекает из самой сущности отношений, это признано и судебной практикой (Носенко, Сборник, 1, N 236; [кас. 1877, N 106, 1879, N 373, 1880, N 578, ук. Суд. деп. 1915 г. N 1121 - Данилова, 1915 г., N 2]). Об особой отчетности не может быть речи, когда соучастники сообща заведовали делом (реш. 4 деп. 1894 г. NN 436 и 957, Добр.-Бер, II, 129/88).

IV. Цель товарищеского соединения - получение прибыли. Поэтому каждый товарищ имеет право на участие в прибыли предприятия. Прибыль дается только чистым доходом, который обнаруживается из сравнения баланса за два смежных оборотных года. Увеличение или уменьшение этой разности может произойти не только вследствие успеха торговых сделок, но и от повышения или понижения ценности имущества, принадлежащего предприятию. Если в договоре были предусмотрены различные отчисления из чистого дохода, напр., на составление запасного капитала, то таковые отчисления должны быть произведены до распределения прибыли. В случае молчания договора недопустимы вычеты из чистого дохода без согласия всех товарищей. Так как прибыль может определиться только в конце торгового периода, то раздел прибыли может иметь место в исходе оборотного года, если договором не установлены более краткие сроки.

Возникает вопрос, должно ли прибыль делить поровну между всеми товарищами или же пропорционально вкладу каждого? Если принять в соображение: а) что в торговом обороте капитал всегда дает проценты; b) что личное участие каждого товарища не составляет необходимого элемента; с) что вознаграждение за личное участие трудом определяется особым порядком, то следует придти к заключению, что прибыль в товарищеском предприятии должна быть распределяемой пропорционально вкладу, внесенному каждым товарищем. Конечно, договор может установить какие угодно иные основания для раздела прибыли.

Некоторые законодательства стремятся примирить то и другое начало. Так, по герм. торг. улож., § 121, из годовой прибыли прежде всего отчисляется для каждого товарища 4% с его вклада, а остальная часть прибыли делится поголовно.

V. Товарищу запрещается участие в других товариществах. Такое запрещение может иметь различное основание: a) опасение конкуренции торговому дому, и тогда запрещение должно относиться только к однородной торговле, но зато все равно, будет ли она производиться личными силами товарища или в соединении с другими лицами, в виде ли промысла или в виде единичных сделок; b) опасение за степень внимания, какую будет проявлять товарищ, отвлекаемый посторонними делами, и тогда запрещение должно бы относиться только к товарищам-распорядителям, но зато все равно, какими бы делами ни занялся товарищ, - однородными или различными; c) опасение за кредит товарищества, основанного на неограниченной ответственности, и тогда запрещение должно распространяться не только на распорядителей, но на всех вообще товарищей, и не только на однородную, но на всякую вообще торговлю. Два первые основания имеют в виду интересы самих товарищей, последнее - интересы третьих лиц.

Западные законодательства имеют в виду преимущественно опасение конкуренции (франц. гражд. код. § 1847, герм. торг. улож. § 112, итал. торг. код. § 122), поэтому запрещение их касается только однородной торговли.

Наше законодательство кладет в основу запрещения опасение за кредит. Запрещение относится ко всем товарищам, а не только к распорядителям. Запрещается торговля не только однородная, но вообще всякая. Запрещение относится только к участию в другом товариществе, но не к открытию самостоятельной торговли. Запрещается участвовать в другом товариществе, полном или на вере, но не акционерном.

Закон говорит: товарищ одного торгового дома не может быть в одно и то же время товарищем другого дома (ст.69 Уст. Торг.), а в манифесте 1 января 1807, на котором основана приведенная статья, прибавлено: "ибо товарищ отвечает за долг одного дома всем имуществом" (§ 4). Закон упускает из виду, что интересы третьих лиц, основанные на расчетах состоятельности участников торгового дома, могут также пострадать и при единоличной торговле товарища, способной поглотить все его имущество. Свои собственные интересы товарищи охраняют включением в договор запрещения каждому участнику производить торговлю, однородную с той, какую поставило себе целью товарищество (Носенко, Сборник, I, N 243).

Если запрещение товарищу торговли имеет в виду интересы товарищей, то от воли последних зависит снять это запрещение и разрешить товарищу производство торговли, способной конкуренцией вредить делам товарищества. Такова именно точка зрения западных законодательств. Если запрещение установлено в интересе третьих лиц, то согласие всех товарищей не может снять законного запрещения.

Труднее вопрос об осуществлении права в данном случае. Товарищи, охраняя свои интересы, могут взыскивать с товарища, нарушившего запрещение, убытки, причиненные конкуренцией. Третьи лица могут говорить о нарушении их интереса тогда, когда оказалось несостоятельным имущество товарища, которому они доверяли. Но это уже поздно. Они могли требовать выхода товарища из второго торгового дома, но тут они становятся лицом к лицу с такими же интересами кредиторов этого последнего. Поэтому интерес третьих лиц мог бы быть удовлетворительно обозначен только уголовной санкцией.