Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

Введение

§ 1. Понятие о торговле
§ 2. Понятие о торговом праве
§ 3. История торгового права
§ 4. Литература торгового права
§ 5. Источники торгового права
§ 6. Система торговых сделок

Отдел I. Субъекты торговых сделок

§ 7. Купец
§ 8. Торговая дееспособность несовершеннолетнего лица
§ 9. Торговая дееспособность замужней женщины
§ 10. Торговое предприятие
§ 11. Фирма
§ 12. Торговые книги
§ 13. Приказчики
§ 14. Служащие по торговле
§ 15. Торговые маклеры
§ 16. Торговые агенты

Торговые товарищества

§ 17. Общий обзор

I. Полное товарищество

§ 18. Общее понятие
§ 19. Возникновение товарищества
§ 20. Внутренние отношения
§ 21. Внешние отношения
§ 22. Изменения в товариществе
§ 23. Прекращение товарищества

II. Товарищество на вере

§ 24. Общее понятие
§ 25. Возникновение товарищества
§ 26. Внутренние отношения
§ 27. Внешние отношения
§ 28. Изменения в товариществе
§ 29. Прекращение товарищества

III. Акционерное товарищество

§ 30. Общее понятие
§ 31. Акция
§ 32. Возникновение товарищества
§ 33. Организация товарищества
§ 34. Права акционера
§ 35. Прекращение товарищества

Отдел II. Объекты торговых сделок

§ 36. Понятие о товаре
§ 37. Мера, вес, цена
§ 38. Деньги
§ 39. Ценные бумаги
§ 40 Бумаги на предъявителя
§ 41. Товарный знак
§ 42. Право на промышленное изобретение
§ 43. Право на фабричные рисунки и модели

Отдел III. Торговые сделки

§ 44. Договоры между отсутствующими контрагентами
§ 45. Договор купли-продажи
§ 46. Договор комиссии
§ 47. Договор перевозки по железной дороге
§ 48. Договор страхования
§ 49. Поклажа в товарных складах
§ 50. Биржевые сделки
§ 51. Банковские сделки
§ 52. Чеки
§ 53. Договор текущего счета
§ 54. Издательский договор

Отдел IV. Вексельное право

§ 55. Общее понятие о векселе
§ 56. Историческое развитие векселя
§ 57. Вексельная дееспособность
§ 58. Составление векселя
§ 59. Индоссамент
§ 60. Препоручительная передача
§ 61. Принятие векселя
§ 62. Платеж по векселю
§ 63. Последствия неплатежа
§ 64. Посредничество
§ 65. Прекращение вексельного требования

Отдел V. Морское право

§ 66. Общее понятие о морском праве
§ 67. Морские торговые деятели
§ 68. Морские суда
§ 69. Договор морской перевозки
§ 70. Авария
§ 71. Вознаграждение за помощь при кораблекрушениях
§ 72 Бодмерея
§ 73. Договор морского страхования

ГлавнаяКнигиШершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

§ 3. История торгового права

Литература: Удинцев, История обособления торгового права 1900; Шершеневич, Система торговых действий, 1888, стр.102-222; О.Пергамент, Новый проект германского торгового уложения ("Ж. М. Ю." 1907, N 6); Каминка, Очерки торгового права, в. I. 1912, стр.51 - 95; Федоров, Курс торгового права, стр.15 - 96.

В своем развитии торговое право прошло три периода: итальянский, французский и германский. Первый характеризуется полным господством сословных начал, торговое или, вернее, купеческое право выражается всецело в обычаях, а самые обычаи различаются по местностям. Во второй период сословный характер хотя и сохраняется, но ставится в подчинение государственному началу, часть торгового права кодифицируется, обычное право проявляет стремление к объединению и устранению местных особенностей. Третий период - падение сословных начал, купеческое право переходит в торговое и становится частным наряду с гражданским, обычное право уступает место законодательному, объединительные стремления выходят за пределы отдельных государств.

I. Задача образования основ современного торгового права выпала на долю Италии. Этому способствовали географические и исторические условия, которые поставили эту страну в центре наиболее культурных местностей периода XI - XIII веков. Ей выпала роль быть посредницей между Западной Европой и Азией. Так как в то время значительная торговля могла производиться только морем, то итальянские приморские города со своим флотом оказались наиболее приспособленными воспользоваться благоприятной конъюнктурой. Итальянские города поднялись особенно высоко в торговом отношении во время крестовых походов, когда на их долю выпали крупные материальные выгоды. Благодаря своему обогащению и обеднению феодалов, увлеченных в неудачные походы, города превращаются в торговые республики, подобные большим торговым домам.

Соответственно такому характеру республик, на внутреннем строе городов лежал купеческий отпечаток. Купцы составляли господствующий класс, их интересы стояли выше всех других. Разделение на гильдии и общность интересов гильдий каждого города, в противоположность интересам однородных по промыслу гильдий других городов, создали сильный корпоративный дух. При всеобъемлющем значении корпорации, столкновения и споры, возникавшие между ее членами, составляли домашнее, семейное дело корпорации. Так как такие недоразумения возникали большей частью по поводу торговых отношений, то и здесь должно было развиться обычное корпоративное право. Многочисленность спорных дел и столкновения между членами разных корпораций привели к необходимости назначить для разбирательства особых лиц (консулов). Консульская юрисдикция и послужила почвой для развития купеческого права. Решения, по крайней мере наиболее выдающиеся, консульских судов вносились в хронологическом порядке в особые книги (статуты). Сложность и противоречия приводили к пересмотру содержания этих статутов, к систематизации судебных прецедентов.

На этой ступени итальянское купеческое право остановилось. Оно так и осталось правом отдельных городов и не возвысилось до общего права. Тем не менее, благодаря влиянию итальянских купцов на весь торговый мир Западной Европы, их воззрения, обычаи, термины, получили широкое распространение далеко за пределами Италии, нередко в ущерб местным обычаям.

От первого периода остались памятники торговых правовых обычаев, преимущественно морских. Это объяснятся тем, что морские торговые сношения, вызывая столкновения интересов лиц, живущих под действием разных обычаев, прежде всего требовали объединения норм. Удачно составленный сборник охотно принимался различными странами без всякого внимания к его национальности. К таким памятникам следует отнести Consolato del mare, сборник неизвестного происхождения, который имел применение на всем Средиземном море, и Roles d'Oleron, сборник, применявшийся на Атлантическом океане как французскими, так и английскими судами. На севере Европы городами Ганзейского союза и другими принято было Висбийское морское право - сборник, немало заимствовавший от первых двух.

Основы сословного купеческого права, несмотря на местный и обычный характер последнего, укреплялись, в противоположение сословному же феодальному, каноническому, a позднее еще и римскому праву.

II. Во второй половине XV столетия произошли события, которым суждено было подорвать торговое значение Италии, отнять у нее гегемонию и передать ее Франции, ставшей во главе европейской цивилизации. Открытие новых стран, приток золота, переход от натурального к денежному хозяйству, усиление обмена под влиянием крупной заатлантической торговли - изменили экономическое соотношение западно-европейских народов. В торговле выдвинулись испанцы, англичане и голландцы, и Франция оказалась в центре стран, наиболее экономически развитых.

Во Франции, одновременно с усилением монархической власти, обнаружилось стремление к централизации управления. Перед абсолютизмом политическая самостоятельность купеческого сословия должна была склониться. Но экономические интересы этого сословия совпадали с фискальными интересами королевской власти. Французские короли, видя в торговле главный источник своих доходов, а следовательно и основу своей силы, приняли на себя роль ее покровителей. Это направление проявилось с особенным блеском в XVII веке, в царствование Людовика XIV, под управлением министра Кольбера. Ряд покровительственных мероприятий завершился кодификацией торгового права. В 1673 г. издан был торговый кодекс, под именем Ordonnance de commerce, а в 1861 - морской кодекс, под названием Ordonnance de la marine. Торговое право, материальное и процессуальное, развиваются уже не только обычаями, но и королевскими указами, ордонансами, распространяющими свое действие на всю страну.

К концу XVIII века купечество настолько окрепло, что не пожелало более играть второстепенной политической роли и смело противопоставило торгово-промышленный капитал дворянскому землевладению. Вступивший 1 января 1808 г. в действие Code de commerce, выражает собой торжество буржуазии, открывшей борьбу с феодализмом под знаменем либерализма. Особым торговым кодексом утверждается самостоятельность торгового класса. Французский торговый кодекс разделяется на четыре книги: 1) о торговле вообще, 2) морское право, 3) конкурсное право, 4) о коммерческих судах. Если принять в соображение, что книги третья и четвертая относятся преимущественно к формальному праву; что морское и вексельное право, входящие в содержание первой книги, не имеют соответствующих отделов в гражданском кодексе; что в первой книге не говорится ни о каких торговых сделках, кроме купли-продажи, которой посвящена всего одна статья; что в виду этого торговые сделки остались вполне под действием норм гражданского кодекса, - станет очевидным, что Code de commerce, действующий не параллельно, а дополнительно к Code civil, вызван не особыми требованиями торгового оборота, неспособного примириться с принципами гражданского права, а какими-то иными соображениями. Появление особого торгового кодекса в период полного обновления гражданского права находит себе объяснение отчасти в привычке к старому торговому законодательству, довольно точно воспроизведенному в новом уложении, отчасти стремлением восторжествовавшего торгового класса противопоставить себя остальному гражданскому обществу.

Господство французских идей в начале XIX века, а также успехи французского оружия дали широкое распространение этому торговому кодексу. Он получил применение в Италии, Швейцарии, Бельгии, Голландии, городе Данциге, герцогстве Варшавском. После низвержения Наполеона I, многие страны поспешили отречься от французского кодекса, впрочем, не столько за его неудовлетворительность, сколько за его национальность.

III. В противоположность единой Франции, с сильной центральной властью, Германия представляла собой множество больших и малых королевств, герцогств и княжеств с независимой законодательной властью. Поэтому в первой половине Х?X века в пределах Германии действовали многочисленные источники права (вексельных уставов 56). Гражданское право, покоящееся главным образом на римских источниках, было недоступно населению по языку и не отвечало требованиям современного оборота.

Между тем совместная защита отечества против Наполеона I подняла национальный дух немцев. Желание иметь одно немецкое гражданское право не осуществилось в виду подозрительного отношения к этому вопросу со стороны германских правительств, справедливо опасавшихся, что правовое объединение отразится на их самостоятельности. Усиленные экономические сношения привели, однако, к таможенному союзу. За этим первым шагом должны были последовать другие на той же экономической почве. Выставлялось, что для развития торговли необходима определенность права, а этому уже не отвечает ни римское право, ни средневековые статуты, между тем как интересы торговли - это интересы казны. Втайне позволяли себе мечтать, что дважды (1814 - 1848) неудавшаяся попытка выдвинуть вопрос о едином гражданском кодексе найдет себе осуществление, если начать дело с той его части, которая не затрагивает ни религиозных, ни семейных, ни поземельных вопросов, и скорее всего обойдет политическую ревнивость правительств. После удачного в 1847 г. издания общенемецкого вексельного устава, можно было решиться и на кодификацию торгового права. В результате получился общенемецкий торговый кодекс Allgemeines deutsches Handelsgesetzbuch, изготовленный в 1861 г.

Это уложение состоит из пяти книг: 1) о торговых деятелях, 2) о торговых товариществах, 3) о негласном товариществе и соединении для единичных операций, 4) о торговых сделках, 5) морское право. Отсюда видно, что, в отличие от французского, немецкий кодекс исключил формальное право. Если не считать последней книги, то немецкий торговый кодекс имеет значение не дополнительное только, а действительно параллельное. Рядом с устарелым, несогласованным, малопонятным гражданским правом, торговый кодекс, имеющий в основе принципы, соответствующие требованиям современного оборота, стройный, благодаря систематичности и логичности своих постановлений, написанный прекрасным языком, - произвел самое выгодное впечатление. Его влияние стало быстро вытеснять влияние французского кодекса. Конечно, этому способствовало также политическое и культурное значение, которое приобрела Германия во второй половине XIX столетия.

Так как главной причиной выработки торгового кодекса выставляли многочисленность источников гражданского права и неудовлетворительность их содержания, то следовало ожидать, что полное обновление гражданского законодательства, состоявшееся в политически сплоченной Германии, в исходе XIX века, устранит тот дуализм частного права, который имел свое основание в обстоятельствах, уже устраненных. Но это ожидание не оправдалось. В 1897 году выпустили не новое издание прежнего, а, можно сказать, новый германский торговый кодекс. Какие же причины побудили к сохранению обособленного торгового законодательства? На неудовлетворительность и разнообразие гражданского права уже нельзя было ссылаться. Может быть, принципы торгового оборота несогласуемы с добрыми нравами гражданского оборота? Но дело в том, что гражданское уложение извлекло для себя из торгового кодекса все то, что составляло его особый дух. Осталось одно соображение: торговый кодекс необходимо сохранить, как первый памятник национального сплочения немцев. Космополитическому торговому праву пришлось играть выдающуюся роль в национальном вопросе.

Во всяком случае, германский торговый кодекс 1897 года мало напоминает о былом величии кодекса 1861 г. То была стройная система частного права, параллельная общегражданскому, ныне это какой-то дополнительный придаток к гражданскому уложению 1896 г. Правда, новый кодекс также делится на книги, которых у него четыре: 1) о торговом сословии, 2) о торговых товариществах и негласном товариществе, 3) о торговых сделках и 4) о морском праве. Но содержание главной, третьей, книги сильно сократилось и получило отрывочный характер, служебный по отношению к гражданскому уложению: Чтобы применять его нормы, нужно хорошо знать постановления последнего. Это уже не две системы частного права, а одно частное право, изложенное в двух кодексах.

IV. В России не было исторических оснований к обособлению торгового права. В древней России не было разделения общества на сословия, которые во взаимной борьбе выдвинули бы свои привилегии. Напротив, русская история представляет единство всего гражданского общества. Поэтому не было почвы для появления феодального или купеческого права. Если иногда торговый оборот требовал для себя некоторых юридических особенностей, то они находили себе место в общих законодательных памятниках, а не обособлялись в особую систему. Таковы, напр., постановления о займе и поклаже в Русской Правде, Псковской Судной Грамоте.

То же единство права наблюдается и в московский период русской истории. В борьбе за свою политическую самостоятельность Московское государство выработало такой общественный строй, в котором не могло быть места для сословной автономии. Все население представляло однообразную массу, служившую государю, как представителю идеи государственности. Общественные классы различались не по привилегиям, а по обязанностям. Поэтому судебники Ивана III и Ивана IV являются общими законами для всех. Такой же характер носит и Уложение Алексея Михайловича. Новоторговый Устав 1667 г. не составляет исключения, так как не содержит вовсе норм частного права, а лишь полицейские и финансовые постановления. Всякие попытки просвещенных русских деятелей поставить русское купечество, по примеру западного на автономную ногу разбивались о неспособность этого класса обособиться юридически.

Сословные идеи проникают в русскую жизнь во второй половине XVIII столетия, с большим опозданием. И даже здесь, при создании для торгового класса особой юрисдикции, законодатель неизменно настаивал на том, чтобы специальные суды руководствовались общим правом. Разделение на гильдии получило исключительно фискальный характер.

Эта идея единства частного права сохранилась и в Своде Законов. Таково было намерение Сперанского обнять гражданскими законами содержание того, что на Западе разделилось между гражданским и торговым кодексами. Эта мысль и получила осуществление. Хотя в Своде Законов рядом с гражданскими законами (т.X ч.1) стоит торговый устав (т.XI ч.2), но ближайшее рассмотрение этого отдела обнаруживает, что в том виде, какой он имел при первых изданиях Свода, он приближался к Новоторговому Уставу, а не к торговым кодексам. Его содержание составляли не нормы частного права, параллельные гражданскому, а административно-финансовые постановления. Когда в 1887 г. при новом издании этого отдела Свода Законов, из него выделили финансовые и полицейские положения и отделили уставы вексельный, о несостоятельности, торгового судоустройства и судопроизводства, - в торговом уставе, кроме морского права, осталось лишь небольшое число норм, которые касаются приказчиков и товариществ. В последнее время Устав Торговый снова пополняется нормами административного права [и по организации торгово-промышленного представительства]. Отсюда очевидно, насколько неосновательное сопоставление нашего торгового устава с современными торговыми кодексами.

Таким образом в России нет исторических традиций в пользу обособленного купеческого права. Ее действующее право не знает дуализма частного права, потому что существование нескольких норм, предназначенных исключительно для торгового оборота, так же мало дает основания говорить о самостоятельной системе русского торгового права в настоящее время, как и в эпоху Русской Правды. Торговому кодексу в России не предназначено играть той роли в деле национального сплочения, какая выпала ему на Западе. Единственное основание для создания у нас торгового кодекса можно было бы видеть в совершенной неудовлетворительности гражданского законодательства, если бы мы не стояли лицом к лицу с делом обновления гражданского права. Конечно, опасение действия тех сил, которые, к сожалению, задерживают дело крупных законодательных реформ и которые могут затормозить появление гражданского уложения, способно соблазнить провести хотя бы часть, под видом торгового кодекса, но это могло бы только гибельно отразиться на том полном обновлении гражданско-правового порядка, который уже предпринят и которого с нетерпением ожидает все русское общество. [Внесенный осенью 1913 года Министерством Юстиции в Государственную Думу проект обязательственного права окончательно объединяет гражданские и торговые сделки].