Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

Введение

§ 1. Понятие о торговле
§ 2. Понятие о торговом праве
§ 3. История торгового права
§ 4. Литература торгового права
§ 5. Источники торгового права
§ 6. Система торговых сделок

Отдел I. Субъекты торговых сделок

§ 7. Купец
§ 8. Торговая дееспособность несовершеннолетнего лица
§ 9. Торговая дееспособность замужней женщины
§ 10. Торговое предприятие
§ 11. Фирма
§ 12. Торговые книги
§ 13. Приказчики
§ 14. Служащие по торговле
§ 15. Торговые маклеры
§ 16. Торговые агенты

Торговые товарищества

§ 17. Общий обзор

I. Полное товарищество

§ 18. Общее понятие
§ 19. Возникновение товарищества
§ 20. Внутренние отношения
§ 21. Внешние отношения
§ 22. Изменения в товариществе
§ 23. Прекращение товарищества

II. Товарищество на вере

§ 24. Общее понятие
§ 25. Возникновение товарищества
§ 26. Внутренние отношения
§ 27. Внешние отношения
§ 28. Изменения в товариществе
§ 29. Прекращение товарищества

III. Акционерное товарищество

§ 30. Общее понятие
§ 31. Акция
§ 32. Возникновение товарищества
§ 33. Организация товарищества
§ 34. Права акционера
§ 35. Прекращение товарищества

Отдел II. Объекты торговых сделок

§ 36. Понятие о товаре
§ 37. Мера, вес, цена
§ 38. Деньги
§ 39. Ценные бумаги
§ 40 Бумаги на предъявителя
§ 41. Товарный знак
§ 42. Право на промышленное изобретение
§ 43. Право на фабричные рисунки и модели

Отдел III. Торговые сделки

§ 44. Договоры между отсутствующими контрагентами
§ 45. Договор купли-продажи
§ 46. Договор комиссии
§ 47. Договор перевозки по железной дороге
§ 48. Договор страхования
§ 49. Поклажа в товарных складах
§ 50. Биржевые сделки
§ 51. Банковские сделки
§ 52. Чеки
§ 53. Договор текущего счета
§ 54. Издательский договор

Отдел IV. Вексельное право

§ 55. Общее понятие о векселе
§ 56. Историческое развитие векселя
§ 57. Вексельная дееспособность
§ 58. Составление векселя
§ 59. Индоссамент
§ 60. Препоручительная передача
§ 61. Принятие векселя
§ 62. Платеж по векселю
§ 63. Последствия неплатежа
§ 64. Посредничество
§ 65. Прекращение вексельного требования

Отдел V. Морское право

§ 66. Общее понятие о морском праве
§ 67. Морские торговые деятели
§ 68. Морские суда
§ 69. Договор морской перевозки
§ 70. Авария
§ 71. Вознаграждение за помощь при кораблекрушениях
§ 72 Бодмерея
§ 73. Договор морского страхования

ГлавнаяКнигиШершеневич Г.Ф. Учебник торгового права

§ 57. Вексельная дееспособность

Литература: Федоров, Вексельное право, стр.128 - 152; Чирихин, О вексельной правоспособности, 1882.

I. Под именем вексельной дееспособности следует понимать способность обязываться по векселям посредством выдачи, передачи, принятия, поручительства или посредничества. Следовательно, вексельная дееспособность является специальной, по отношению к общегражданской дееспособности: можно быть граждански дееспособным и в то же время не обладать вексельной дееспособностью. Вексельная недееспособность не затрагивает, конечно, вексельной правоспособности: малолетний, в имуществе которого может оказаться немало векселей, сам не вправе выдать ни одного.

II. Первоначально, в России, выдача векселей, как и вообще все их обращение, не подвергалась никаким ограничениям со стороны личности обязывающихся по векселям. Но вскоре по издании устава 1729 года обнаруживается стремление ограничить вексельный оборот кругом участников купеческого сословия. Указами 1740 и 1761 гг. запрещается обзываться по векселям крестьянам, потому что это являлось средством закабаления их купцами, а при императоре Павле I (1800) это запрещение коснулось дворян, потому что личное задержание, соединенное с векселями, "несовместно" с дворянским достоинством. Таким образом в течение первой половины XIX столетия вексель был исключительным достоянием торгующего класса. Закон 3 декабря 1862 года вывел его из этого тесного круга и сделал общим достоянием всех, коим по закону дозволено вступать в долговые обязательства; исключения были установлены для лиц духовных, женщин и отчасти крестьян. При составлении последнего вексельного устава возник спор об ограничении вексельных должников кругом торгующих, с одной стороны, и об уничтожении указанных исключений - с другой. Примирение состоялось на почве сохранения положений и действующего права. После издания вексельного устава указ 5 октября 1906 года устранил ограничение вексельной дееспособности для крестьян.

Попытка стеснить вексельную дееспособность оправдывалась тем, альфа) будто бы пользование вексельной формой кредита имело своим последствием задолженность дворянского класса, развитие ростовщичества. Такие аргументы мало говорят в пользу социальной проницательности их авторов. И то и другое явление имеют гораздо более глубокие корни в общественной жизни и даже полное отсутствие векселей не устранило бы их действия. Ростовщичество процветает в крестьянском быту без всякого участия векселей. бета) Распространение векселей, не основанных на торговых сделках, отражается вредно, говорят, на народном хозяйстве и общественном кредите. Ни на то, ни на другое не могут оказывать влияние потребительные векселя, по сравнительной ничтожности их. Но векселя и неторговые могут быть связаны с целями производительными. На общественный кредит окажет самое дурное влияние неуверенность принимающего вексель, действительно ли последний имеет торговое обоснование. дельта) Влиянию векселей неторговых приписывают многочисленные банковые крахи, - забывая, что эти крахи вызываются чаще неумеренным предоставлением торгово-промышленного кредита.

III. По действующему праву (ст.2) обязывать векселями, как простыми, так и переводными, могут все лица, которым по закону дозволено вступать в долговые обязательства. Из этого общего правила допущен ряд исключений.

1. Лишены вексельной дееспособности лица духовного звания всех вероисповеданий.

Такое ограничение дееспособности установлено было в виду несовместимости с духовным званием личного задержания. Но тюремное заключение отменено в 1879 году и, казалось бы, нет никаких оснований сохранить указанное ограничение. - Это ограничение относится ко всем вероисповеданиям. В практике, однако, возникло сомнение относительно раввина. Сенат не признал в раввине духовного лица в виду ст.1083, т.XI. ч.I, обещавшей раввину за беспорочную службу почетные права купца первой гильдии (реш. 4 деп.1890, N 1869, Гребнер и Добровольский, N 706); см. нынешний текст стт.1322 и 1325, по ред. 1899 г. Но едва ли Сенат прав. Стт.1325 - 133, не называя раввина духовным лицом, возлагает на него обязанности по исполнению религиозных обрядов (см. также Городовое положение ст.95, прим. 2) [Против толкования Сената Нолькен, Устав о векселях, стр.15, прим. 10]. Следует полагать, что такое сомнение не может касаться мусульманского духовенства.

2. До закона 12 марта 1914 г. были лишены вексельной дееспособности замужние женщины, за исключением тех, которые производят торговлю от собственного своего имени. Векселя, выдаваемые замужними женщинами, получали силу лишь при условии согласия мужа. [Ныне это ограничение отпало и в соответствии с законом 12 марта 1914 г. изменена по прод. 1914 г. ст.2 Уст. Векс.].

Это ограничение совершенно не согласуется с системой имущественной раздельности, признанной нашим законодательством (т.X. ч.I, ст.114). Появление его в уставе 1832 г. может быть объяснено, с одной стороны, заимствованием, без всякой критики, от франкского права, а с другой - нежеланием подвергать замужних женщин (без согласия мужа) тюремному заключению. Второй мотив отпал с отменой личного задержания. Тем менее можно понять, для чего понадобилось сохранение случайной ошибки в новом законе, который должен бы отражать современность и целесообразность. Между тем это несчастное ограничение способно возбуждать не мало догматических затруднений, а) Прежде всего возбуждается вопрос, должно ли быть выражено это согласие мужа на самом векселе или же оно может быть удостоверяемо обстоятельствами, не нашедшими себе места в документе. Сенат признал, что согласие мужа может быть доказываемо свидетельскими показаниями (реш. кас. деп.1893, N 3), что совершенно не согласуется с характером векселя. Сенатом признано, что муж, учинив на переводном векселе своей жены подпись об акцепте, тем самым выразил согласие не только на надписание его женой векселя, но и на выдачу (реш. суд. деп.1900, N 609, Гребнер и Добровольский, N 677). Едва ли это исправление может быть принято и при уставе, который вводит материальную вексельную строгость, каковая требует, чтобы все обстоятельства, имеющие отношение к вексельному обязательству, были выражены в самом векселе. b) Далее возбуждается вопрос, должно ли согласие мужа быть дано при выдаче векселя или же допустимо и позднейшее согласие? Практика считает безразличным момент согласия мужа. Такова практика по этим вопросам, установившаяся до устава 1902 г. c) Покрывает ли согласие мужа отсутствие условий общегражданский дееспособности? По мнению Сената, в случае выдачи замужней женщиной, прежде достижения совершеннолетия, векселя с подписью на нем мужа о согласии на то, вексель может быть признан недействительным лишь тогда, если со стороны ответчицы будут представлены доказательства, что попечителем при ней состояло постороннее лицо или что кто-либо из родителей управлял ее имуществом (реш. 4 деп.1884, N 747; Носенко, Устав о векселях к ст.6, § 9). d) Вполне ли векселедееспособна замужняя женщина, ведущая торговлю, или же и пределах своего промысла? Напр., может ли иметь силу вексель, выданный купчихой ювелиру за купленное для выходящей замуж дочери колье? Не зная мотивов, по которым признано необходимым ограничить вексельную дееспособность жены, трудно дать правильный ответ на этот вопрос.

3. Лишены вексельной дееспособности девицы, от родителей не отделенные, хотя и совершеннолетние, за исключением тех, которые производят торговлю от собственного своего имени. Векселя, выдаваемые такими девицами, получают силу лишь при условии согласия родителей.

И это ограничение должно быть признано крайне неудачным. Помимо вопросов о том, где и как должно быть выражено согласие родителей, в каких пределах расширяется дееспособность торгующих девиц, остается невыясненным вопрос, что следует понимать под девицами неотделенными. Если под неотделенными девицами понимать тех, которым из родительского имения не выделено еще никакой части (т.X, ч.I, ст.182), то, спрашивается, должны ли остаться навсегда недееспособными девицы, которым нечего выделить из родительского достояния, хотя бы они обладали своим крупным имуществом (так и понимает это постановление практика, см. Носенко, Сборник т.1, N 23). Имущественная неотделенность, в смысле имущественной невыделенности, совершенно не согласуется с той системой имущественной раздельности, которая признана нашим законодательством в отношениях между родителями и детьми (т.X, ч.I, ст.191 - 193). Можно было бы понимать под девицами неотделенными тех, которые живут при родителях (т.IX, стр.537 - 545), но обстоятельство это слишком случайно и изменчиво, чтобы на нем можно было строить выводы.

4. Лишены вексельной дееспособности крестьяне, не имеющие недвижимой собственности, если они не взяли промысловых свидетельств. Ограничение вексельной дееспособности не распространяется на крестьян: 1) которые имеют недвижимую собственность, дом, землю, хотя по выкупу надела; или 2) которые взяли на свое имя промысловое свидетельство.

Положение это представляется сомнительным. Указ 5 октября 1906 года, изданный в порядке ст.87, отменил ограничение, установленное для крестьян в ст.2 Уст. векс. Но Продолжений к Уст. векс. до сих пор не издано, очевидно потому, что указ еще не заменен законом, как это следовало бы по ст.87. По мнению Каминки, Устав о векселях, стр.63, и Нолькена, Устав о векселях, стр.5, действие этого пункта следует считать приостановленным, а не отмененным. Это, конечно, правильно, хотя юридически совсем неясно, но тут дело уже своеобразности русской конституции.

IV. Таким образом, сила векселя обусловливается a) гражданской дееспособностью и b) вексельной дееспособностью. Векселя, выданные лицами, не обладающими гражданской дееспособностью, напр., малолетними, сумасшедшими, будут ничтожны как обязательства. Векселя, выданные лицами, обладающими гражданской дееспособностью, но лишенными вексельной, будут ничтожны как векселя, но сохраняют юридическое значение, как гражданские долговые обязательства.

Этих начал наша практика всегда придерживалась: по отношению к крестьянам реш. кас. деп.1869, N 923, и 1874, N 729; по отношению к замужним женщинам реш. кас. деп.1875, N 394, и реш. 4 деп.1891. Вильсон, Судебная практика, N 7; по отношению к неотделенным девицам реш. 4 деп.1874, N 400, Носенко, Сборник, т.1, N 23. Надо полагать, что того же направления практика будет придерживаться и при новом уставе, хотя некоторая опасность заключается в ст.14 при толковании ее a contrario. Значение векселей, выданных членами купеческого семейства - см. т.IX, ст.538.