Имущественная ответственность за экологические правонарушения

/

Имущественная ответственность за экологические правонарушения

По мнению Ю.Г. Жарикова, гражданско-правовая (имущественная) ответственность регулируется в основном гражданским законодательством, но имеет специфику в связи с особенностями экологических отношений. Этот вид ответственности наступает за нарушение договорных обязательств или за причинение имущественного внедоговорного вреда. Наиболее характерной санкцией здесь является возмещение правонарушителем имущественного вреда (убытков)[1].

Схожей позиции придерживается М.М. Бринчук, по мнению которого, гражданско-правовая ответственность в сфере взаимодействия общества и природы заключается главным образом в возложении на правонарушителя обязанности возместить потерпевшей стороне имущественный или моральный вред, причиненный в результате нарушения правовых экологических требований[2].

Согласно статье 42 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. Приведенное положение Конституции Российской Федерации уточняется в статье 79 Федерального закона «Об охране окружающей среды», согласно которой, вред, причиненный здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объеме. Определение объема и размера возмещения вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется в соответствии с законодательством.

Статьей 1064 ГК РФ установлены общие основания ответственности за причинение вреда. Согласно указанной статье, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Согласно статье 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Статьей 77 Федерального закона «Об охране окружающей среды» предусматривается обязанность полного возмещения вреда окружающей среде, согласно которой, юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, в том числе на проект которой имеется положительное заключение государственной экологической экспертизы, включая деятельность по изъятию компонентов природной среды, подлежит возмещению заказчиком и (или) субъектом хозяйственной и иной деятельности. Вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

Тогда как статьей 78 Федерального закона «Об охране окружающей среды» предусматривается порядок компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, согласно которой компенсация вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется добровольно либо по решению суда или арбитражного суда.

Определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды. На основании решения суда или арбитражного суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ. Иски о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, могут быть предъявлены в течение двадцати лет.

Судебная практика

Основанием для привлечения лица к имущественной ответственности является причинение им вреда, выражающегося в негативном изменении состояния окружающей среды. В случае совместного причинения вреда несколькими лицами обязанность по возмещению вреда природе возлагается на таких лиц солидарно.

Департамент лесного хозяйства субъекта Российской Федерации (далее - Департамент) обратился в суд с иском к хозяйственному обществу о взыскании в денежной форме ущерба, причиненного окружающей среде, в связи с ведением обществом деятельности, сопутствующей строительству автомобильной дороги на территории государственного природного заказника.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано.

Как установили суды, для реконструкции автомобильной дороги обществу предоставлен земельный участок на территории государственного природного заказника федерального значения. Вдоль трассы автомобильной дороги обществом разведаны месторождения галечникового грунта. По результатам проверки, проведенной органом государственного экологического контроля (надзора), установлен факт незаконной (без получения лицензии) разработки обществом карьера с целью отсыпки строящейся автодороги, а также полное уничтожение в месте разработки лесного покрова.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, исходил из отсутствия противоправности в действиях общества, поскольку работы выполнялись в рамках исполнения обязательств по государственному контракту, предусматривающему добычу гравия из карьера.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные акты, обратив внимание на следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 58 Закона об охране окружающей среды природные объекты, имеющие особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, находятся под особой охраной.

На территориях государственных природных заказников постоянно или временно запрещается или ограничивается любая деятельность, если она противоречит целям создания государственных природных заказников или причиняет вред природным комплексам и их компонентам. Вред, причиненный природным объектам и комплексам в границах особо охраняемых природных территорий, подлежит возмещению (пункт 1 статьи 24 и пункт 3 статьи 36 Федерального закона от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях"; далее - Закон об ООПТ).

С учетом положений пункта 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды основанием для привлечения лица к имущественной ответственности является причинение им вреда, выражающегося в негативном изменении состояния окружающей среды, в частности ее загрязнении, истощении, порче, уничтожении природных ресурсов, деградации и разрушении естественных экологических систем, гибели или повреждении объектов животного и растительного мира и иных неблагоприятных последствиях.

При этом в силу абзаца первого статьи 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) лица, совместно причинившие вред окружающей среде, отвечают солидарно. В пункте 9 постановления Пленума N 49 указано, что о совместном характере действий могут свидетельствовать их согласованность, скоординированность и направленность на реализацию общего для всех действующих лиц намерения. Так, к солидарной ответственности могут быть привлечены заказчик, поручивший выполнение работ, которые причиняют вред окружающей среде, и подрядчик, фактически их выполнивший.

При рассмотрении дела Департамент обращал внимание на факты полного уничтожения лесного покрова в месте разработки карьера и причинения вреда почвам как объекту охраны окружающей среды. Принимая во внимание, что общество в качестве подрядчика по государственному контракту действовало в интересах заказчика, наличие в договоре подряда условия, предусматривающего обязанность подрядчика до начала работ получить разрешительные документы на осуществление деятельности, не могло служить основанием для освобождения общества от обязанности по возмещению вреда. Данное обстоятельство могло служить основанием для того, чтобы обязанность по возмещению вреда возлагалась на подрядчика и заказчика солидарно.

Поскольку судами не устанавливалось, соответствовала ли деятельность общества по добыче общераспространенных полезных ископаемых на территории заказника режиму данной особо охраняемой природной территории, не опровергнуты доводы Департамента о причинении вреда окружающей среде и не разрешен вопрос о солидарной ответственности подрядчика и заказчика, дело направлено на новое рассмотрение.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Возмещению подлежит экологический вред, причиненный каждому компоненту природной среды. В случае причинения вреда нескольким компонентам природной среды исчисление размера вреда, подлежащего возмещению, производится на основании соответствующих такс и методик для каждого компонента.

Управление Росприроднадзора обратилось в суд с иском к лесопользователю на основании пункта 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды о взыскании вреда, причиненного среде обитания объектов животного мира, исчисленного в соответствии с Методикой исчисления размера вреда, причиненного объектам животного мира, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, а также иным объектам животного мира, не относящимся к объектам охоты и рыболовства, и среде их обитания, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 28 апреля 2008 года N 107 (далее - Методика N 107).

По мнению управления, в результате нефтезагрязнения владелец трубопровода причинил вред среде обитания объектов животного мира, относящихся к беспозвоночным животным. Факт нефтезагрязнения подтверждался вступившим в законную силу решением суда по другому делу, которым с виновного лица взыскан вред, причиненный лесам вследствие нарушения лесного законодательства. Размер ущерба рассчитан в соответствии с приложением N 4 к Особенностям возмещения вреда, причиненного лесам и находящимся в них природным объектам вследствие нарушения лесного законодательства, которые утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2018 года N 1730 (далее - Методика N 1730).

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано.

Суды пришли к выводу об отсутствии оснований для возложения на владельца трубопровода повторной обязанности по возмещению вреда, причиненного окружающей среде, а также применения к одному случаю нефтеразлива на землях лесного фонда положений Методики N 107 и Методики N 1730.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно статье 5 ЛК РФ лесное законодательство регулирует отношения в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, исходя из понятия о лесе как об экологической системе или как о природном ресурсе.

В соответствии со статьей 100 ЛК РФ размер возмещения вреда, причиненного лесам как экологической системе, определяется исходя из присущих лесам природных свойств (уникальности, способности к возобновлению, местоположения и других свойств) в порядке, предусмотренном Законом об охране окружающей среды, с учетом утвержденных Правительством Российской Федерации особенностей возмещения вреда, такс и методики определения его размера.

Размер вреда, причиненного почвам в лесах, исчисленный на основании соответствующей методики, предусматривает рекультивацию почвы до состояния, при котором возможно проведение работ по лесовосстановлению в объеме основной лесообразующей породы. Возмещение вреда предполагает проведение рекультивации почвы, достаточной для лесовосстановления, однако не включает в себя возмещения вреда другим компонентам леса как природного объекта.

В свою очередь, методикой, примененной управлением по данному делу, установлены формулы исчисления размера вреда, причиненного объектам животного мира, в том числе уничтожением либо повреждением их среды обитания. Согласно методике в случае если причинен вред среде обитания нескольких видов объектов животного мира, исчисление размера вреда производится путем сложения сумм возмещения, исчисленных для каждого объекта животного мира.

Таким образом, выполнение даже сходных работ (например, восстановление почвенного слоя), предусмотренных соответствующими методиками исчисления вреда, имеет разное содержание: восстановление почвы для целей роста лесной растительности и восстановление почвы для целей восстановления местообитаний объектов животного мира.

При таких обстоятельствах являлся неверным вывод судов, что при возмещении вреда лесам был возмещен и вред объектам животного мира. Возмещению подлежит вред, причиненный каждому компоненту природной среды, а возмещение экологического вреда в отношении одного компонента не заменяет исполнения обязанности по компенсации вреда другим компонентам.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Восполнение утраченных запасов недр природной средой вследствие естественных процессов не может являться основанием для освобождения недропользователя от обязанности возместить причиненный вред. Пользование недрами по истечении срока действия лицензии, в том числе в период ее переоформления, не допускается.

Уполномоченный орган по надзору в сфере природопользования обратился в суд с иском к хозяйственному обществу о возмещении вреда, причиненного недрам вследствие добычи минерального сырья (рапы) без оформленного в установленном законом порядке права пользования в виде лицензии на пользование недрами.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд кассационной инстанции, отменил решение суда и отказал в удовлетворении иска, сославшись на отсутствие убытков в связи с недоказанностью факта причинения вреда окружающей среде. Суды также отметили, что обществом были приняты все зависящие от него своевременные меры по переоформлению лицензии и в период рассмотрения дела в суде первой инстанции ответчику была предоставлена лицензия на пользование недрами.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила судебные акты суда апелляционной инстанции и суда кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-I "О недрах" (далее - Закон о недрах) определяет правовые и экономические основы комплексного рационального использования и охраны недр, обеспечивает защиту интересов государства и граждан Российской Федерации, а также прав пользователей недр.

Императивный метод регулирования пользования недрами проявляется в необходимости получения заинтересованными лицами специального государственного разрешения - лицензии. Однако, как установили суды, добыча рапы ответчиком осуществлена без лицензии.

Нарушение разрешительного порядка пользования природными ресурсами, использование недр без передачи их в пользование в соответствии с требованиями закона и на определенных лицензией условиях являются противоправным поведением и согласно статье 51 Закона о недрах влекут обязанность возместить вред государству, размер которого определяется в соответствии с Правилами расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 года N 564 (далее - Правила).

Вредом, причиненным недрам, признается, в частности, вред, повлекший утрату запасов полезных ископаемых, вызванный в том числе их загрязнением, затоплением, обводнением, пожарами, самовольным пользованием недрами, а также нарушение свойств участка недр, вследствие которого невозможно строить и (или) эксплуатировать подземные сооружения, не связанные с добычей полезных ископаемых (пункт 2 Правил).

Причинение вреда в рассмотренном деле было обусловлено утратой запасов недр, которые извлекло общество для производства соли. Восполнение недр самой природной средой не исключает обязанность возместить причиненный вред государству как собственнику недр в соответствии с предусмотренной в этих целях методикой.

Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации также было учтено, что общество принимало меры к своевременному получению лицензии на пользование недрами, но это обстоятельство не опровергает факт безлицензионного, то есть противоправного пользования недрами, повлекшего причинение вреда.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Владелец источника повышенной опасности отвечает за вред, причиненный окружающей среде пожаром, возникшим в результате деятельности источника повышенной опасности.

Лицу переданы лесные участки земель лесного фонда под строительство и эксплуатацию объектов обустройства нефтяного месторождения. При проведении проверки на спорных лесных участках государственный лесной инспектор выявил уничтожение растительности и самовольное снятие почвы, которое произошло при ликвидации последствий возгорания устья нефтяной скважины.

Министерство природных ресурсов субъекта Российской Федерации обратилось в суд с иском к недропользователю о взыскании ущерба, причиненного в результате самовольного снятия, уничтожения и порчи почв.

Возражая против иска, недропользователь указывал, что повреждение почв произошло вследствие непреодолимой силы - пожара, который он ликвидировал в максимально короткие сроки, не допустив дальнейшего повреждения почв.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, иск удовлетворен.

Разрешая спор, суды приняли во внимание факт уничтожения растительности и самовольного снятия почвы при ликвидации последствий пожара на спорном лесном участке. Суды не усмотрели оснований для освобождения владельца нефтепровода, относящегося к опасным производственным объектам, эксплуатация которого связана с повышенной опасностью для окружающей среды, от обязанности по возмещению вреда, причиненного в результате пожара.

Владельцы источников повышенной опасности в силу положений статьи 1079 ГК РФ обязаны возместить вред, причиненный таким источником, независимо от наличия вины, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы. Использование причинителем вреда источника повышенной опасности само по себе означает обязанность принять те невыгодные имущественные последствия, которые наступают в силу владения таким источником даже тогда, когда произошло случайное причинение вреда, что стимулирует потенциального причинителя вреда инвестировать больше средств в предупреждение вреда и повышает стандарты заботливости и осмотрительности.

Согласно пункту 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - постановление Пленума N 7) в силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер. Соответственно, не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий причинителя вреда.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Независимо от наличия разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов и осуществление такой добычи в пределах выделенных квот использование запрещенного орудия лова является основанием для возмещения вреда, причиненного водным биоресурсам.

Прокурор обратился с иском к природопользователю о возмещении ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам Российской Федерации добычей рыбы с использованием запрещенных орудий лова.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано.

Суд исходил из того, что объем изъятых экземпляров рыбы не превышал квоты, полученной ответчиком на законных основаниях, в связи с чем ущерб водным биоресурсам отсутствует.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

Судом апелляционной инстанции на основании имевшихся доказательств, в том числе приговора суда в отношении гражданина, признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 253, частью 1 статьи 201 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), установлено, что гражданин, принятый на работу в общество на должность капитана судна, осуществил разработку природных ресурсов исключительной экономической зоны Российской Федерации в виде незаконной добычи 29 264 экземпляров нерки, 6950 экземпляров кеты, 11 экземпляров чавычи с использованием запрещенных для данного вида добычи орудий лова - дрифтерных (жаберных) сетей с имитацией под ловушки ставные поверхностные.

Согласно пунктам 4, 5 части 1 статьи 26 Федерального закона от 20 декабря 2004 года N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" (далее - Закон о рыболовстве) в целях обеспечения сохранения водных биоресурсов и их рационального использования могут устанавливаться ограничения рыболовства, заключающиеся в установлении видов и количества разрешаемых орудий и способов добычи (вылова) водных биоресурсов; размера ячеи орудий добычи (вылова) водных биоресурсов, размера и конструкции орудий добычи (вылова) водных биоресурсов.

В соответствии со статьей 50.2 Закона о рыболовстве в целях обеспечения сохранения анадромных видов рыб (к каковым относятся, в частности, кета, чавыча и нерка) на миграционных путях к местам нереста запрещается применение плавных (дрифтерных) сетей при осуществлении промышленного рыболовства анадромных видов рыб во внутренних морских водах Российской Федерации, в территориальном море Российской Федерации и в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

Использование запрещенного орудия лова при добыче водных биоресурсов нарушает законодательство в области охраны окружающей среды и влечет негативное изменение окружающей среды, что в силу статей 1064, 1068 ГК РФ, статьи 77 Закона об охране окружающей среды, статьи 53 Закона о рыболовстве является основанием для возложения на общество обязанности возместить ущерб, причиненный его работником окружающей среде.

При этом наличие разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов, подлежащего реализации в соответствии с требованиями законодательства, и добыча рыбы в пределах выделенной квоты сами по себе не меняют оценку допущенного нарушения как недопустимого вмешательства в окружающую среду, наносящего ей вред.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Превышение в почве концентрации вещества, не включенного в Перечень загрязняющих веществ, по сравнению с концентрацией этого вещества на сопредельной территории аналогичного целевого назначения и вида использования может свидетельствовать о причинении вреда окружающей среде.

Управление Росприроднадзора обратилось к собственнику трубопровода с иском о возмещении вреда, причиненного почвам как компоненту окружающей среды.

Удовлетворяя требования в полном объеме, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из следующего.

Согласно статьям 1, 4 Закона об охране окружающей среды объектами охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной и (или) иной деятельности являются компоненты природной среды, природные объекты и природные комплексы, включающие в себя в том числе землю, недра и почвы. При этом законом предусмотрено установление нормативов качества окружающей среды и нормативов допустимого воздействия на нее, при соблюдении которых обеспечивается устойчивое функционирование естественных экологических систем и сохраняется биологическое разнообразие.

Статьей 42 ЗК РФ установлено, что собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту, и не допускать загрязнение, истощение, деградацию, порчу, уничтожение земель и почв и иное негативное воздействие на земли и почвы.

Исходя из пункта 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды, загрязнение почвы, деградация и разрушение естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов могут свидетельствовать о причинении вреда окружающей среде и являться основанием для возмещения указанного вреда.

Управлением доказан факт загрязнения почвы в результате производственной деятельности ответчика, поскольку на основании анализа проб почвы установлено превышение над фоновыми образцами концентрации нефтепродуктов в 32 раза, хлорид-ионов в 175 раз, то есть негативное воздействие на земли и почвы.

Отсутствие хлорид-ионов в Перечне загрязняющих веществ, в отношении которых применяются меры государственного регулирования в области охраны окружающей среды, утвержденном распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 июля 2015 года N 1316-р, само по себе не исключает негативного воздействия указанного химического элемента на состояние окружающей среды. Неблагоприятные экологические последствия могут проявляться спустя продолжительное время, имея при этом комплексный характер, оказывая негативное воздействие одновременно на несколько компонентов природной среды.

Исчисление в стоимостной форме размера вреда, причиненного почвам, включает в себя в том числе определение размера вреда в результате загрязнения почв, возникшего при поступлении в почву загрязняющих веществ, приводящего к несоблюдению нормативов качества окружающей среды для почв. При этом учитывается степень загрязнения, которая зависит от соотношения фактического содержания загрязняющего вещества в почве к нормативу качества окружающей среды для почв (пункты 4 - 6 Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной приказом Минприроды России от 8 июля 2010 года N 238).

При отсутствии установленного норматива качества окружающей среды для почв (для конкретного загрязняющего вещества) в качестве значения норматива качества окружающей среды суд применяет значение концентрации этого вещества на сопредельной территории аналогичного целевого назначения и вида использования, не испытывающей негативного воздействия от данного вида нарушения.

Вместе с тем причинитель вреда не лишен права представлять доказательства того, что поступление в почву такого вещества не влечет изменения физико-химического состава почв и не приводит к дисбалансу экосистемы в целом и возникновению убытков.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Требование о возмещении вреда путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния компонентов окружающей среды подлежит удовлетворению при наличии разработанного с соблюдением требований действующего законодательства и утвержденного проекта восстановительных работ.

Прокурор обратился с иском к обществу о возложении обязанности разработать проект рекультивации земельного участка, совершить действия по рекультивации земельного участка и о взыскании ущерба.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. На общество возложена обязанность разработать проект рекультивации земельного участка и провести рекультивацию земель в соответствии с утвержденным проектом.

Суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд кассационной инстанции, отменил решение суда и принял новое решение о взыскании с общества вреда в денежной форме в доход бюджета муниципального района.

Как следовало из материалов дела, в результате осуществления деятельности по обезвреживанию и размещению отходов I - IV класса опасности, обществом допущен неоднократный сброс отходов I класса опасности, содержащих опасное химическое вещество - ртуть, на почву земельного участка, что повлекло загрязнение почвы на используемом обществом, а также на прилегающем земельных участках.

На основании статьи 1082 ГК РФ возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды.

Согласно пункту 1 статьи 78 Закона об охране окружающей среды определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ. При их отсутствии вред возмещается в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде.

По смыслу приведенных положений закона возможность возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды поставлена в зависимость от наличия проекта восстановительных работ, разработанного и утвержденного с соблюдением требований действующего законодательства. Суд, удовлетворяя требование о возмещении вреда в натуре, должен основываться на соответствующем проекте и указать на него в резолютивной части решения. При отсутствии такого проекта суд выносит решение о возмещении вреда в денежной форме (пункт 18 постановления Пленума N 49).

Поскольку разработанного с соблюдением требований действующего законодательства и утвержденного проекта восстановительных работ в ходе рассмотрения дела представлено не было, суд апелляционной инстанции принял обоснованное решение о возложении на ответчика обязанности по возмещению вреда в денежной форме.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Возмещение вреда окружающей среде осуществляется посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды. Возложение на ответчика обязанности разработать проект рекультивации земельного участка не ведет к восстановлению нарушенного состояния окружающей среды.

Прокурор обратился с иском о возложении на лицо обязанности разработать проект рекультивации земельного участка, загрязненного нефтепродуктами.

Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал следующее.

В силу пункта 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды причинение вреда окружающей среде, выражающегося в негативном изменении окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшего деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов, является основанием для привлечения лица к имущественной ответственности.

Целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановления ее нарушенного состояния, в связи с чем истец вправе выбрать при обращении за судебной защитой способы, предусмотренные статьей 1082 ГК РФ, статьей 78 Закона об охране окружающей среды.

Принимая во внимание необходимость эффективных мер, направленных на восстановление состояния окружающей среды, в котором она находилась до причинения вреда, наличие публичного интереса в благоприятном состоянии окружающей среды, суд с учетом позиции лиц, участвующих в деле, и конкретных обстоятельств дела вправе применить такой способ возмещения вреда, который наиболее соответствует целям и задачам природоохранного законодательства (пункт 13 постановления Пленума N 49).

Определение способа возмещения вреда - в натуре или в денежном выражении - зависит, прежде всего, от возможности его возмещения в натуре, оперативности принимаемых мер, их эффективности для восстановления нарушенного состояния окружающей среды. В отсутствие таких обстоятельств суд вправе избрать способ защиты в виде компенсации вреда в денежном выражении (взыскание убытков).

При этом в силу пункта 2 статьи 78 Закона об охране окружающей среды возможность возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды поставлена в зависимость от наличия проекта восстановительных работ, разработанного и утвержденного с соблюдением требований действующего законодательства.

Таким образом, возможность возложения обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды обусловлена наличием соответствующего волеизъявления ответчика, выражающегося в добровольном совершении действий, направленных на осуществление необходимых мероприятий, подтверждением которого является разработка проекта восстановительных работ ко времени рассмотрения дела судом.

Проект восстановительных работ подлежит оценке судом в том числе на предмет обоснованности и достаточности мероприятий для восстановления нарушенного состояния окружающей среды, объективной возможности осуществления их ответчиком как собственными силами (при наличии технической и иной возможности), так и путем привлечения третьих лиц.

Само по себе возложение на ответчика обязанности разработать проект рекультивации земельного участка не является надлежащим способом возмещения вреда окружающей среде, не ведет к восстановлению ее нарушенного состояния, а решение суда при удовлетворении таких требований не будет отвечать требованиям исполнимости судебного акта.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

В случае если лицо, причинившее вред окружающей среде, впоследствии, действуя добросовестно, осуществляет меры, направленные на восстановление состояния окружающей среды, в соответствии с утвержденным проектом рекультивации, в удовлетворении иска о возмещении вреда в денежной форме может быть отказано.

На арендованном земельном участке сельскохозяйственного назначения арендатором был снят и перемещен верхний плодородный слой почвы.

Во исполнение предписания управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (далее - Россельхознадзор) причинитель вреда приступил к разработке проекта рекультивации поврежденного земельного участка. Спустя десять месяцев с момента выдачи предписания управление Россельхознадзора обратилось в суд с иском об обязании арендатора провести рекультивацию нарушенного земельного участка и о взыскании убытков.

Возражая против заявленных требований, причинитель вреда указывал, что им проводится рекультивация; технический этап, включая покрытие рекультивируемой площади плодородным слоем почвы, завершен. На момент предъявления иска общество приступило к агротехническим и фитомелиоративным мероприятиям по восстановлению плодородия нарушенных земель.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении требований управления отказано, поскольку причиненный окружающей среде вред в установленном порядке возмещается в натуре.

Как указали суды со ссылкой на положения статьи 78 Закона о защите окружающей среды, причинитель вреда действовал добросовестно, приняв необходимые меры для утверждения плана рекультивации: разработал проект рекультивации земель, заблаговременно направил его на согласование в орган местного самоуправления. При этом им были приняты все необходимые меры для предотвращения дальнейшего вреда, ликвидировано загрязнение и начата рекультивация.

Дополнительно суд указал, что наличие данного судебного акта не препятствует управлению Россельхознадзора в дальнейшем при нарушении сроков рекультивации, установленных проектом, обратиться в суд с иском о возмещении вреда в денежной форме.

В другом случае в результате проверки, проведенной управлением Росприроднадзора, выявлены нарушения, причинившие вред почвам как компоненту окружающей среды, в связи с размещением муниципальным учреждением на земельном участке древесных отходов, образовавшихся в ходе проведения работ по замене зеленых насаждений.

Решением суда первой инстанции удовлетворены требования межрайонного прокурора об обязании учреждения принять меры к ликвидации свалки, размещенной на земельном участке, и произвести рекультивацию земельного участка в соответствии с утвержденным проектом.

Впоследствии управление Росприроднадзора обратилось в суд с иском о возмещении вреда, причиненного почве, в денежной форме.

Суд первой инстанции, указав, что ранее принятым решением суда по другому делу согласно статье 1082 ГК РФ и статье 78 Закона о защите окружающей среды уже определен порядок возмещения вреда в виде восстановления нарушенного состояния окружающей среды (путем рекультивации земельного участка) и на этом основании отказал в удовлетворении исковых требований.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, отметив следующее.

Учреждению предоставлена отсрочка исполнения решения суда сроком на шесть месяцев, этот срок не истек. Кроме того, учреждение представило в материалы дела муниципальные контракты по ликвидации выявленного места несанкционированного размещения отходов, что свидетельствует о том, что ответчиком принимаются меры для исполнения решения суда. Доказательств, свидетельствующих об уклонении от исполнения решения суда, в материалы дела не представлено.

Неэффективность, недостаточность рекультивационных работ, на которые ссылалось управление при предъявлении иска о возмещении вреда в денежной форме, и наличие трудновосполнимых или невосполнимых экологических потерь могут быть оценены только после завершения рекультивации или, если такие работы не завершены, - по истечении установленного судом срока ее проведения.

С учетом изложенного иск управления по взысканию вреда с ответчика в денежной форме заявлен преждевременно и не может быть удовлетворен. При этом, если впоследствии, по истечении срока рекультивации либо в случае ненадлежащего осуществления работ, управлением будет заявлен иск о возмещении вреда в денежной форме, то такой иск будет основан на иных правовых и фактических основаниях, что исключает тождественность исков.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Расходы на проведение работ по локализации и ликвидации последствий аварии (разлива нефтесодержащей жидкости) не подлежат учету при определении суммы возмещения вреда, причиненного окружающей среде.

Комитет лесного хозяйства обратился в суд с иском к лесопользователю о взыскании вреда, причиненного лесному участку, в размере, исчисленном в соответствии с пунктом 6 Приложения N 3 к Методике N 1730.

Не оспаривая факт лесонарушения, зафиксированный в акте проверки, порчу лесных земель, обусловленную разливом нефтесодержащей жидкости в связи с разгерметизацией нефтепровода, общество возражало против произведенного комитетом расчета размера ущерба, указав, что уже произвело расходы на устранение загрязнения.

Суд первой инстанции, установив, что причинитель вреда полностью завершил работы по локализации и ликвидации последствий инцидента, техническая рекультивация выполнена в полном объеме, а лесной участок приведен в состояние, пригодное для дальнейшего использования по целевому назначению "для эксплуатации межпромыслового нефтепровода", в удовлетворении иска отказал.

Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, решение суда первой инстанции отменено, иск удовлетворен частично.

Как указали суды, устранение виновным лицом последствий нарушения лесного (земельного) законодательства и возмещение причиненного в результате этого нарушения вреда являются самостоятельными действиями. Восстановление нарушенного состояния окружающей среды осуществляется после ликвидации последствий загрязнения окружающей среды и не тождественно данной процедуре.

Согласно пунктам 8 и 8(1) Правил проведения рекультивации и консервации земель, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 10 июля 2018 года N 800 (далее - Правила N 800) рекультивация земель осуществляется в соответствии с утвержденным проектом путем проведения технических и (или) биологических мероприятий. Работы по локализации и ликвидации разлива не входят в состав ни технического этапа, ни тем более биологического этапа рекультивации, то есть не являются рекультивационными работами. Пунктом 12 Методики N 1730 возмещение подобных затрат также не предусмотрено.

Под ликвидацией разлива нефти и нефтепродуктов понимается комплекс работ, направленных на локализацию разлива нефти и нефтепродуктов, сбор разлившихся нефти и нефтепродуктов, прекращение действия характерных опасных факторов, исключение возможности вторичного загрязнения окружающей среды, а также на спасение жизни и сохранение здоровья людей, снижение размеров ущерба окружающей среде и материальных потерь. Локализация разлива нефти и нефтепродуктов представляет собой комплекс мероприятий, направленных на прекращение распространения разлитой или выливающейся нефти (разлитых или выливающихся нефтепродуктов) на поверхности грунта или водного объекта, проводимых путем установки заграждений, проведения земляных работ или использования специальных средств (пункт 1 Правил организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации, за исключением внутренних морских вод Российской Федерации и территориального моря Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2020 года N 2451).

С учетом изложенного понесенные лицом затраты (на передислокацию спецтехники, локализацию нефтезагрязнения, устройство водоотвода, подготовку участков работ, уборку растительности, устройство проездов, подготовку и вывоз в шламонакопитель загрязненного грунта), включенные причинителем вреда в этап технической рекультивации, относятся к процедуре ликвидации последствий загрязнения земель и, соответственно, не подлежат учету при определении суммы возмещения вреда, причиненного окружающей среде.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

Зачет понесенных причинителем вреда затрат на рекультивацию лесного участка, лесовосстановление (лесоразведение) в счет возмещения вреда в денежной форме возможен только в случае завершения полного комплекса работ и при условии, что такие работы выполнены до дня вынесения решения судом.

В результате несанкционированного подключения к трубопроводу произошел разлив нефти на двух земельных участках. Поскольку владельцем трубопровода в добровольном порядке вред возмещен не был, управление Росприроднадзора обратилось в суд с иском о возмещении в денежной форме вреда, причиненного почве как объекту охраны окружающей среды.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции с учетом положений статей 1064, 1079 ГК РФ, статей 77, 78 Закона об охране окружающей среды, Методики N 1730 пришел к выводу, что лицо, являясь владельцем опасного производственного объекта - нефтепровода, обязано возместить вред, причиненный почвам в результате произошедшего разлива нефти. Суд отклонил доводы о возможности зачета понесенных затрат на восстановление нарушенного состояния загрязненных земельных участков. Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд апелляционной инстанции указал, что владелец трубопровода совершил действия, направленные на устранение причиненного экологического вреда посредством проведения рекультивации нефтезагрязненных земельных участков, и понесенные им затраты превысили размер вреда, исчисленного по установленной методике.

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, исходя из следующего.

В силу статьи 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, независимо от наличия вины, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы.

В связи с этим владелец нефтепровода отвечает за вред окружающей среде, причиненный вследствие осуществления третьими лицами незаконной врезки в нефтепровод (пункт 8 постановления Пленума N 49).

В пункте 12 Методики N 1730 установлено, что при возмещении вреда подлежат учету расходы, связанные с осуществлением принятых работ по рекультивации земель, лесовосстановлению (лесоразведению) и понесенные лицом, причинившим вред, до дня вынесения решения суда по гражданскому делу о возмещении вреда вследствие совершения административного правонарушения либо обвинительного приговора в размере, не превышающем размера вреда, подлежащего возмещению.

В соответствии с пунктом 13 Методики N 1730 расходы, связанные с осуществлением работ по рекультивации земель, выполненные в целях устранения вреда и понесенные лицом, причинившим вред, до истечения срока, указанного в пункте 12 Методики N 1730, не подлежат учету при возмещении вреда в случае несоответствия таких работ порядку проведения рекультивации земель, а также особенностям рекультивации земель, на которых расположены леса и которые подверглись загрязнению и иному негативному воздействию, предусмотренным частью 4 статьи 60.12 ЛК РФ, либо если приемка таких работ произведена по истечении срока, указанного в пункте 12 Методики N 1730.

Рекультивация земель должна обеспечивать восстановление земель до состояния, пригодного для их использования в соответствии с целевым назначением и разрешенным использованием. Завершение работ по рекультивации земель подтверждается актом о рекультивации земель, который подписывается лицом, обеспечившим проведение рекультивации; такой акт должен содержать сведения о проведенных работах по рекультивации земель, а также данные о состоянии земель; в срок не позднее чем 30 календарных дней со дня подписания данного акта лицо, обеспечившее проведение рекультивации, направляет уведомление о завершении работ с приложением копии указанного акта лицам, с которыми проект рекультивации земель подлежит согласованию в соответствии с пунктом 15 названных Правил, а также в органы Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (пункты 5, 30 и 31 Правил N 800).

С учетом изложенного основанием для зачета понесенных причинителем вреда затрат на устранение загрязнения в счет уменьшения суммы возмещения вреда в денежной форме является окончание проведения полного комплекса работ по рекультивации загрязненного земельного участка, направленного на восстановление нарушенного состояния окружающей среды. Такой зачет возможен только при принятии мер по восстановлению состояния окружающей среды, в частности при наличии акта приемки работ, выполненных в полном объеме, результатов освидетельствования рекультивированных земельных участков уполномоченным органом, проведенных в установленном порядке.

В данном случае результаты указанных работ правомерно не были приняты уполномоченным органом в связи с выявленными нарушениями при их проведении и необходимостью повторного проведения работ.

Принимая во внимание, что причинителем вреда не были соблюдены условия для зачета затрат на рекультивацию в счет возмещения вреда, у суда отсутствовали основания для учета соответствующих сумм при вынесении решения.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

В случае умышленного причинения вреда окружающей среде имущественное положение причинителя вреда не может служить основанием для уменьшения размера ответственности.

Прокурор обратился с иском к гражданину о взыскании ущерба, причиненного объектам растительного мира, указав в обоснование иска на осуществление гражданином незаконной добычи 2588 экземпляров корневищ родиолы розовой - растения, занесенного в Красную книгу Российской Федерации и отнесенного к редким видам.

Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требования прокурора удовлетворены, с гражданина в доход бюджета муниципального района взыскан ущерб, причиненный объектам растительного мира, в размере 776 400 руб.

Размер суммы возмещения вреда определен судом с учетом положений пункта 1 статьи 78 Закона об охране окружающей среды и Такс для исчисления размера вреда, причиненного объектам растительного мира, занесенным в Красную книгу Российской Федерации, и среде их обитания вследствие нарушения законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования, утвержденных приказом Минприроды Российской Федерации от 1 августа 2011 года N 658.

Отклоняя доводы гражданина о необходимости уменьшения размера возмещения вреда с учетом его имущественного положения, судебные инстанции обоснованно исходили из того, что размер возмещения вреда, причиненного окружающей среде умышленными действиями, подлежит возмещению в полном объеме вне зависимости от правового статуса причинителя вреда и не может быть уменьшен с учетом имущественного положения гражданина (пункт 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды, статья 1064, пункт 3 статьи 1083 ГК РФ, пункт 12 постановления Пленума N 49).

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

По требованию истца суд вправе присудить денежную сумму на случай неисполнения судебного акта, предусматривающего возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия по возмещению вреда, причиненного окружающей среде, или воздержаться от совершения определенных действий.

Главное управление лесного хозяйства области обратилось с иском о возложении обязанности по устранению колеи, образовавшейся на лесном участке в результате деятельности ответчика.

Судом установлено, что в результате перемещения на лесном участке (за границами лесоделяны) грузового транспортного средства, оказывающего сильное отрицательное воздействие на почву, образовалась колея, способствующая накоплению влаги в весенне-летний сезон и создающая угрозу переувлажнения корневой системы деревьев.

С учетом положений статьи 60.12 ЛК РФ, Правил заготовки древесины и особенностей заготовки древесины в лесничествах, лесопарках, указанных в статье 23 ЛК РФ, утвержденных приказом Минприроды России от 13 сентября 2016 года N 474 (действовавших на время рассмотрения дела), Лесоводственных требований к технологическим процессам рубок ухода, утвержденных приказом Федеральной службы лесного хозяйства России от 29 ноября 1993 года N 314, суд удовлетворил заявленные требования, возложив на ответчика обязанность совершить действия по ликвидации колеи путем наложения почвы и выравнивания поверхности и установив срок для исполнения решения.

Поскольку истцом были заявлены требования о взыскании судебной неустойки на случай неисполнения ответчиком решения суда в установленный срок, суд с учетом положений части 3 статьи 206 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), части 4 статьи 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), статьи 308.3 ГК РФ, разъяснений, содержащихся в пунктах 28, 31, 32 постановления Пленума N 7, взыскал с ответчика судебную неустойку за каждый день просрочки исполнения судебного решения в размере, соответствующем принципам справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

В другом случае судом взыскана судебная неустойка с ответчика на случай неисполнения решения суда о запрете осуществлять сброс сточных вод на рельеф местности.

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

 

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

 

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

 

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)

 

Источник: Обзор судебной практики по вопросам применения законодательства об охране окружающей среды (утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.06.2022)


[1] Жариков Ю.Г. О применении юридической ответственности за экологические правонарушения // Журнал российского права. 2010. № 7.

[2] Бринчук М.М. Экологическое право: учебник. М., 2010. С. 397.

Оглавление

Просмотров: 751